КС И РКС — ПЛАЦДАРМЫ БЕЛОРУССКОЙ ОППОЗИЦИИ?!

Александр АБРАМОВИЧ, председатель
Борисовской организации БСДП (Громада)

Координационный Совет (КС) и Расширенный Координационный Совет (РКС) стали попытками белорусской оппозиции закрепиться на территории политического противника. Этим образованиям отводится роль того, что в военной науке получило название плацдармов.

Первый плацдарм был обозначен небезызвестной Светланой Тихановской несколько месяцев назад. Вступившая на путь ожесточенной политической борьбы после ареста своего супруга Сергея Тихановского,

Светлана назвала себя выигравшей августовские президентские выборы в Беларуси. И поведала стране и миру о создании Координационного Совета — органа политического диалога в белорусском обществе для разрешения накопившихся общественных противоречий.

В КС вошли такие знаковые фигуры, как лауреат Нобелевской премии в области литературы Светлана Алексиевич или бывший посол РБ в западноевропейской стране белорусскоговорящий Павел Латушко. Всего в КС вошли несколько человек.

Александр Лукашенко воспринял действия Тихановской, Алексиевич и Латушко как поползновения на свою абсолютную власть. Через некоторое время кто-то из Координационного Совета оказался в тюрьме по надуманному обвинению, а кто-то вынужден был спасаться бегством и уезжать в эмиграцию.

Тогда оппозиция, чтобы закрепиться в новой белорусской реальности, заговорила о создании Расширенного Координационного Совета, куда вошел и автор данных строк. Параллельно было провозглашено и создание Национального Антикризисного Управления (НАУ) — некоего зачатка, на мой взгляд, будущего правительства Беларуси в изгнании. НАУ возглавил уже упоминавшийся Павел Латушко.

Широко известной стала приписываемая Латушко риторика, что, дескать, при необходимости в РКС войдут несколько тысяч человек, и пусть тогда, мол, режим Лукашенко попробует всех задержать.

РКС выполняет большую техническую, да и определенную политическую работу. Одним из его достижений стало введение в общественное сознание понятия о Единой Книге Регистрации Преступлений — своеобразного современного кондуита о прегрешениях перед законом власть имущих в Синеокой.

В настоящее время одним из главных начинаний РКС является создание платформы народных представителей под условным названием «Сход». Ознакомиться с ней можно по адресу http://www. shodbelarus.org . Для регистрации на ней нужно подать заявку и записать видеообращение. Похоже, данная платформа является, если так можно выразиться, неким цифровым зародышем будущего белорусского народовластия. Заявки на участие в ней подали свыше двух сотен человек, десятки человек уже верифицировались и зарегистрированы. Крайний срок подачи заявок — 28 января текущего года.

Александр АБРАМОВИЧ, член РКС
Контактный телефон 8-029-567-54-16

The Constitutional Court and the RCC are the bridgeheads of the Belarusian opposition?!

The Coordination Council (CC) and the Extended Coordination Council (RCC) were attempts by the Belarusian opposition to gain a foothold in the territory of a political opponent. These formations are assigned the role of what in military science is called bridgeheads.

The first foothold was marked by the notorious Svetlana Tikhanovski a few months ago. Having entered the path of a fierce political struggle after the arrest of her husband Sergei Tikhanovsky, Svetlana called herself the winner of the August presidential election in Belarus. And she told the country and the world about the creation of the Coordinating Council , a body of political dialogue in Belarusian society to resolve the accumulated social contradictions.

The CC includes such iconic figures as the Nobel Prize winner in literature Svetlana Alexievich or the Belarusian-speaking former Ambassador of Belarus to the Western European country Pavel Latushko. In total, several people entered the COP.

Alexander Lukashenko took action Tikhanovski, Aleksievich and Latushko as encroachments on his absolute power. After a while, someone from the Coordinating Council was in prison on a far-fetched charge, and someone was forced to flee and go into exile.

Then the opposition, in order to gain a foothold in the new Belarusian reality, started talking about creating an Expanded Coordination Council, which included the author of these lines. At the same time, the creation of the National Anti-Crisis Management (NAU) was announced-a kind of rudiment, in my opinion, of the future government of Belarus in exile. The NAU was headed by the already mentioned Pavel Latushko. The rhetoric attributed to Latushko that, say, if necessary, several thousand people will enter the RCC, and then let the Lukashenko regime try to detain everyone, became widely known.

The RCC does a lot of technical and political work. One of his achievements was the introduction into the public consciousness of the concept of a Single Book of Registration of Crimes — a kind of modern conduit about the transgressions before the law of those in power in Sineokoy (She’s a Blue Eye).

Currently, one of the main initiatives of the RCC is the creation of a platform of people’s representatives under the conditional name «Gathering». You can read it at http://www. shodbelarus.org . To register on it, you need to submit an application and record a video message. It seems that this platform is, so to speak, a kind of digital embryo of the future Belarusian democracy. More than two hundred people have applied to participate in it, and dozens of people have already been verified and registered. The deadline for submitting applications is January 28 of this year.

Alexander ABRAMOVICH, member of the RCC

Contact phone number +375-29-567-54-16

Belarusian social democratic party (Hramada)

Как судья Марина Климчук судила 84-летнюю Наталью Дмитриевну Семенькову

Наталья Семенькова и Олег Волчек

Вот уже шестой месяц, как судьи, назначенные Лукашенко, ежедневно привлекают граждан к административной ответственности за их участие в мирных шествиях, митингах и пикетах в знак протеста против беспрецедентных фальсификаций результатов голосования на выборах Президента. Эти судебные процессы, я считаю, не имеют никакого отношения к соблюдению законности. Наказывают людей штрафами, сутками отсидки в изоляторах, а то и тюремным заключением на длительный срок. За что? За участие в не санкционированных властями мирных протестных акциях. А ведь с давних времен известен постулат: если правительство нарушает законы, народ имеет право на восстание. У нас же, давайте прямо скажем, 9 августа были попраны все законы, власть пошла на беспрецедентные фальсификации итогов голосования, и народ, не смирившись с такой подлостью, вышел на улицы, чтобы восстановить справедливость.

Вместо того чтобы расследовать каждый факт, свидетельствующий о грубейшем нарушении законодательства, наказать виновных, власти пошли на страшные репрессии.

На днях я присутствовал в суде Ленинского района г.Минска на процессе в отношении известного педагога, ветерана труда, супруги одного из руководителей партизанского движения во время Второй мировой войны Натальи Дмитриевной Семеньковой. Эта очень уважаемая женщина обратилась ко мне за юридической помощью. Ей, прожившей на свете 84 года и страдающей онкологическим заболеванием, трудно было спокойно воспринимать все то, что происходило в зале суда.

Суд ли это?

Судья Марина Александровна Климчук приступила к своим профессиональным обязанностям в октябре 2020 года. Как говорится, делает первые шаги под весами Фемиды. И, как мне показалось, они у нее не очень уверенные.

Несмотря на то, что судья находилась от нас на расстоянии не менее пяти метров, она не сочла необходимым хотя бы на время снять медицинскую маску, чтобы мы могли видеть, кто ведет судебное заседание. Как только начался процесс, Наталья Дмитриевна Семенькова заявила ходатайство о том, чтобы я был ее представителем по делу. Судья удалилась в совещательную комнату, чтобы решить вопрос о моем допуске. Это, считаю, было первым нарушением закона, поскольку в административном процессе нет понятия «совещательная комната». Судья Климчук была обязана рассмотреть ходатайство в нашем присутствии. Ведь мы не знаем, куда она могла ходить в это время. Может, консультировалась с кем-то из высокого начальства? Но тогда это уже не беспристрастный суд, а имеющий обвинительный уклон.

Я не был допущен к процессу, хотя для пожилой женщины было сложно ориентироваться во многих процедурах административного разбирательства.

Замечу, Наталья Дмитриевна очень плохо себя чувствовала, еле вставала со скамейки, у нее была одышка, ей вообще трудно говорить. Судья предложила сделать перерыв в рассмотрении дела до заключения договора с адвокатом. Действительно, так можно было поступить, но у одинокой женщины нет дополнительных источников дохода, чтобы за один день процесса заплатить 250 рублей. В Беларуси нет адвокатских услуг по предоставлению бесплатной юридической помощи пенсионерам. Поэтому мы и настаивали в суде, чтобы я мог представлять интересы Натальи Дмитриевны.

Женщина была настолько измотана, что заявила: рассматривайте дело без защитника, только бы быстрее закончился процесс и можно было выйти на свежий воздух.

Протокол об административном правонарушении не был вручен

В соответствии с законодательством милиция была обязана заранее вручить Наталье Дмитриевне копию протокола об административном правонарушении, чтобы она знала, в чем ее обвиняют, и имела возможность подготовить свою правовую позицию по каждому пункту предъявленного обвинения. Но такого документа на руках у нее не было.

Судья начала зачитывать обвинение. Говорила тихо, сквозь маску очень сложно было расслышать все ее слова. А учитывая плохое самочувствие пожилой женщины, естественно, и понять то, что написал сотрудник милиции в протоколе об административном правонарушении, она не смогла. Да и я, имея хороший слух, не все понял. Единственное, что мы услышали: мол, привлекаемая к административной ответственности гражданка 14 декабря 2020 года участвовала в несанкционированном пикете на улице Советской в Минске, в ходе которого она приняла активное участие, публично выкрикивала провокационные лозунги с требованием новых президентских выборов.

Уже даже после озвучивания этих, на мой взгляд, абсурдных обвинений в адрес хрупкой, болезненной женщины, которая задыхалась при каждом вставании со скамейки, судья могла понять, что в зал заседаний надо вызвать сотрудников милиции и тщательно исследовать их показания, чтобы выяснить, как Наталья Дмитриевна могла активно участвовать в акции и выкрикивать лозунги.

Пенсионерка еле-еле смогла произнести в конце: «Посмотрите: ну какой я крикун, если из-за болезни мне в целом сложно говорить?»

Засекреченный милиционер

В административном законодательстве нет положения о возможности изменения личных данных сотрудников милиции. Это ноу-хау нынешней белорусской судебной системы. Судебный процесс является открытым как для самого правонарушителя, так и для лиц, присутствующих в зале заседания. Но судья Климчук заявила, что поступило ходатайство от некоего сотрудника милиции, чтобы его данные были изменены в связи с его правоохранительной деятельностью.

Мы, правозащитники, считаем, что это прямое нарушение равноправия сторон в процессе, поскольку не видно, кто конкретно является обвинителем. Его должность, звание, опыт работы и фамилия засекречиваются от того, кому предъявляются претензии. Что касается дела Натальи Дмитриевны Семеньковой, то важно было узнать, помнит ли милиционер, как она выглядела во время акции, как была одета, какие конкретно выкрикивала лозунги, делали ли ей правоохранители замечание, чтобы она не водила хоровод вокруг праздничной елки на проспекте Независимости вместе с другими пенсионерами…

Судья попросила нас удалиться на некоторое время из зала заседания, так как ей надо было проверить данные сотрудника милиции без нашего присутствия. И снова нарушение, поскольку нет такого процессуального действия, чтобы всех удалять из открытого судебного заседания по административному процессу. Фактически судья провела часть судебного заседания в закрытом режиме.

Действительно, есть закрытые судебные процессы, но по делам, касающимся насилия между сторонами, несовершеннолетних, государственных секретов и т.д., но не по административным вопросам.

Опрос милиционера по скайпу не соответствовал закону

Опять-таки не было никакой четкой мотивировки у судьи Климчук насчет того, почему здоровый мужчина-милиционер не может присутствовать на суде, в то время как больная женщина, которая с большим трудом передвигается, смогла приехать в суд.

Мы надеялись, что увидим его хоть по скайпу, но компьютер был развернут в сторону судьи, и мы ничего не смогли рассмотреть, до нас доносились лишь какие-то обрывочные слова, произнесенные мужским голосом. В это же время секретарь суда набирала текст на компьютере, и клацанье клавиш затрудняло восприятие речи.

Конечно, если бы я был допущен в процесс, то заявил бы ходатайство о том, чтобы судья развернула компьютер в сторону зала и мы смогли увидеть, с кем она общается. По окончании разговора по скайпу я обязательно заявил бы ходатайство о вызове милиционера непосредственно в суд, поскольку из его выступления было ясно, что он не был очевидцем каких-либо противоправных действий Натальи Дмитриевны. Он составлял протокол в районном управлении внутренних дел. Откуда ему стало известно, что женщина, находясь около праздничной елки, совершала активные противоправные действия, выкрикивала провокационные лозунги «Жыве Беларусь!», «Уходи!» и другие?

В общем, на мой взгляд, не было настоящего судебного разбирательства, где есть две стороны, которые ведут полемику, представляют доказательства, участвуют в очных ставках, высказывают свои аргументы. Суд должен быть в глазах граждан той инстанцией, где восстанавливается справедливость, где люди находят защиту от незаконного обвинения и восстанавливают нарушенные права, но, к сожалению, мы этого не увидели.

Обвинение не основано на каких-либо достоверных доказательствах

Была представлена наша правовая позиция по делу с указанием, что Наталья Дмитриевна Семенькова не участвовала в каком-либо несанкционированном мероприятии. В тот день она была в Красном костеле, а когда вышла из него, то подошла к праздничной елке, где с пожилыми людьми водила хоровод, не нарушая при этом общественный порядок. Она видела сотрудников милиции, но к ней никто не подходил и не требовал отойти от елки. Пожилая женщина по состоянию здоровья не может вообще быстро ходить, а тем более что-либо кричать, так как еле говорит.

Наталья Дмитриевна представила характеризующие ее материалы, чтобы суд увидел, что она прошла большой трудовой путь в образовательной системе Беларуси, имеет награды и поощрения от правительства. Была представлена справка об онкологическом заболевании, которая подтверждает ее слова, что она не могла быть активным участником каких-либо протестных мероприятий, поскольку это физически для нее невозможно.

Было заявлено ходатайство о прекращении административного дела за отсутствием в действиях Семеньковой состава какого-либо правонарушения. Но все доводы не возымели действия на судью Марину Климчук, и она вынесла обвинительное решение – штраф в размере двадцати базовых величин (практически месячная пенсия Натальи Дмитриевны). Хотя, учитывая обстоятельства дела и состояние здоровья «правонарушительницы», вполне служительница Фемиды вполне могла ограничиться таким видом взыскания, как предупреждение.

По окончании процесса решение суда не было выдано на руки

Как только судья объявила окончательное решение по рассматриваемому административному делу, она была обязана по ходатайству Натальи Дмитриевны Семеньковой выдать ей на руки судебное решение. Однако было сказано, что через пять минут обед и судья не успеет его оформить. Понятно, мы возмутились, поскольку не может быть такого, чтобы после оглашения решения суда человеку по его ходатайству не выдавалось на руки постановление суда. Если судья это требование нарушает, то в таком случае выходит, что судебный процесс не завершен.

Наша просьба осталась невыполненной. Судья пошла на обед, а Наталья Дмитриевна была вынуждена уехать домой, поскольку почувствовала себя очень плохо.

Верховный суд должен понять, что доверие к судебной системе фактически на нуле

Получается, что сегодня почти каждый судья принимает необоснованные решения в отношении граждан, которые преследуются за участие в мирных собраниях, вызванных нарушениями со стороны властей. Таких процессов уже не десятки, а тысячи по стране. Очевидно то, что у большинства граждан доверие к судам отсутствует. Неужели председатель Верховного суда Валентин Сукало не понимает, что страдают не только активные граждане, но и судьи, которые, нарушая их права, попадают в санкционные списки Евросоюза? Пройдет время, и, я уверен, абсолютное большинство из более 30 тысяч (на сегодняшний день) административных дел, возбужденных после 9 августа, будут пересмотрены, а их участники реабилитированы. Необоснованно пострадавшие люди смогут предъявлять иски по необоснованным арестам, штрафам, потере здоровья, материальных средств и т.д.

На мой взгляд, на протяжении долгого времени в Беларуси происходит развал судебной системы. А ведь такого не должно быть, поскольку любое государство не может существовать без справедливого и независимого суда.

                      Олег Волчек, правовед, руководитель правозащитного центра                         «Правовая помощь населению» (зарегистрирован в Киеве)

Публикация – из № 3 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Волчак Алег Канстанцінавіч

Намеснік старшыні БСДП (Грамада)
Belarusian social democratic party (Hramada)

ВРЕМЯ УШЛО БЕЗВОЗВРАТНО!

Александр АБРАМОВИЧ, председатель
Борисовской организации БСДП (Громада)

Это не понял режим Лукашенко. Иначе никогда бы не созывал ВНС — пример и прием старого, довольно успешного для Лукашенко, управления страной до 2020 года.


«Няма таго, што раньш было» — поется в популярной белорусской лирической песне, то есть нет того, что было раньше. АГЛ, похоже, до сих пор этого не воспринял или не хочет воспринять. Но лучше, горькая правда, чем сладкая ложь.Беларусь прежней, податливой для авторитарной власти, никогда больше не будет.


Соответственно, у Лукашенко никогда больше не сработают прежние приемы управления государством, в том числе и проведение не упомянутых в Конституции РБ форумов типа ВНС.


Отсюда можно сделать печальный для АГЛ вывод — его режим летит в бездну. Вместо того, чтобы как-то подстроиться под происходящие процессы, Лукашенко с упорством, достойным лучшего применения, насаждает свои старые обанкротившиеся в 2020 году подходы.Итак, друзья и сторонники независимой демократической Беларуси, взбодритесь и проникнитесь оптимизмом! Гаага для АГЛ все ближе и ближе. 


ВНС способно вызвать новое замешательство в белорусском обществе. Вместо решения вопроса о проведении новых свободных и справедливых выборов главы государства белорусам предлагают старую, набившую оскомину жвачку по сохранению существующих порядков.
Планируемое шестое ВНС окажется и последним. Оно никак не решит стоящие перед Беларусью проблемы, а лишь еще больше усугубит их. Пропагандой не заменишь подлинное народовластие.


Александр АБРАМОВИЧ

Belarusian social democratic party (Hramada)

«Будуць яшчэ падобныя аўдыёзапісы ўсплываць», — юрыст Алег Волчак

https://svabod1.azureedge.net/a/31038972.html

08 студзень 2021, 17:17

Юрыст Алег Волчак, сябра ЦК БСДП (Грамада), Намеснік старшыні БСДП.

Інтэрнэт-выданьне EUobserver 4 студзеня паведаміла, што Лукашэнка мог плянаваць палітычныя забойствы ў Нямеччыне ў 2012 годзе. Ахвярамі павінны былі стаць Алег Алкаеў, Уладзімер Барадач, Вячаслаў Дудкін і Павал Шарамет.

https://www.facebook.com/plugins/quote.php?app_id=639500409416371&channel=https%3A%2F%2Fstaticxx.facebook.com%2Fx%2Fconnect%2Fxd_arbiter%2F%3Fversion%3D46%23cb%3Df5b667e17ea88%26domain%3Dsvabod1.azureedge.net%26origin%3Dhttps%253A%252F%252Fsvabod1.azureedge.net%252Ff1a0222ba7b8924%26relation%3Dparent.parent&container_width=1663&href=https%3A%2F%2Fsvabod1.azureedge.net%2Fa%2F31038972.html&locale=en_US&sdk=joey

У распараджэньні журналістаў EUobserver аказаўся 24-хвілінны ўрывак аўдыёзапісу ад красавіка 2012 году. Галасы на ім належаць, імаверна, Вадзіму Зайцаву (на той момант — старшыні КДБ Беларусі) і прадстаўнікам падразьдзяленьня спэцназу «Альфа». Аўдыёзапіс інтэрнэт-выданьню перадаў былы супрацоўнік антытэрарыстычнага спэцпадразьдзяленьня «Алмаз» Ігар Макар.

ГЛЯДЗІЦЕ ТАКСАМА:Лукашэнка і КДБ плянавалі забойствы апанэнтаў у Нямеччыне? Расьсьледаваньне EUObserver

Пракамэнтаваць зьяўленьне аўдыёзапісу, а таксама расьсьледаваньне палітычных забойстваў і выкраданьняў людзей у Беларусі «Голас Амэрыкі» папрасіў юрыста, праваабаронцу, былога сьледчага Алега Волчака, які прадстаўляе інтарэсы сям’і экс-кіраўніка МУС Беларусі Юрыя Захаранкі, зьніклага ў траўні 1999 года.

— Як вы можаце пракамэнтаваць зьяўленьне гэтага аўдыёзапісу?

— Для мяне гэта не навіна. Я яшчэ ў 2012 годзе гаварыў з Алегам Алкаевым, ён мне гаварыў па тэлефоне, што да яго прыстаўленая ахова і ёсьць нейкія пагрозы. Мы тады падумалі — можа, гэта проста каб напалохаць яго ці яшчэ нешта. Але тады паліцыя сапраўды яго ахоўвала. А потым пра гэта ўсе забыліся. Я лічу, што інфармацыя, якая зьявілася ў EUobserver, вельмі сурʼёзная, і яе трэба сьледчым шляхам правяраць.

— Што гэта дадае да расьсьледаваньня забойства журналіста Паўла Шарамета?

— Я разумею, як цяжка цяпер будзе ўкраінскай паліцыі, я гэта бачу як былы сьледчы. Мяняецца кірунак расьсьледаваньня. Справа фактычна рыхтуецца да суда, а атрымліваецца, што трэба нанова дапытваць людзей. Ці будуць супрацоўнічаць беларускія ўлады з украінскай пракуратурай па допыце ўсіх гэтых асобаў? Гэта пытаньне. Мне здаецца, што не дадуць. Хоць цяпер, у час тэхналёгіяў, ёсьць іншыя спосабы збору інфармацыі. І мне здаецца, што будуць яшчэ падобныя аўдыёзапісы ўсплываць. Відавочна што яны ня проста так зьявіліся цяпер. Магчыма, сілавікі паміж сабой змагаюцца, каб не было калектыўнай адказнасьці. Акрамя таго, вы зразумейце, што людзі да гэтага часу не супакоіліся, іх не атрымалася загнаць па дамах, яны выходзяць на вуліцы.

ГЛЯДЗІЦЕ ТАКСАМА:​​​​​​​«Камісар паліцыі Бэрліна папярэдзіла, што рыхтуецца маё забойства» — Алкаеў пра пляны Лукашэнкі і КДБ

— Гэта значыць, гэтыя стужкі могуць быць нейкім сыгналам?

— Так, гэта сыгнал, і такія сыгналы паступаюць ужо на працягу двух-трох месяцаў. Бачыце, і па забойстве Бандарэнкі ўсплылі прозьвішчы датычных. Што ж тычыцца гэтага аўдыёзапісу, ён відавочна не пастановачны, гэта абсалютна натуральная гутарка. Але ўявіце ўзровень праслухоўваньня, калі праслухоўваюць кабінэт старшыні КДБ!

— Вы неаднойчы гаварылі, што без расьсьледаваньня палітычных забойстваў і зьнікненьняў рэфармаваньне Беларусі немагчымае, і, напэўна, гэта як ніколі актуальна менавіта цяпер, падчас пратэстаў. Ці ёсьць надзея на тое, што нераскрытае будзе раскрыта?

— Ужо і да мяне выступалі сьледчыя, якія зьбеглі за мяжу, і сьледчыя, якія звольніліся. Усе кажуць, што разлом у самой сыстэме сьледзтва і пракуратуры адбыўся. Павольна, але адбыўся. Ніхто не хоча несьці нават ускосную адказнасьць, не кажучы ўжо пра наўпроставую. Будуць яшчэ ўсплываць матэрыялы. Як мне казаў стары опэр яшчэ ў 90-я, любое забойства раскрываецца, трэба толькі час. Усе зараз зьбіраюць кампрамат, каб пасьля абяліць сябе, сказаць: «Я ня быў датычны». Расьсьледаваньні будуць, тым больш, гэта ўжо прыняло міжнародны характар. Мы бачым, як актыўна штаб Ціханоўскай у гэтым пляне працуе. Трыбунал ёсьць, які вядзе маніторынг гэтых справаў. І не забудзьцеся пра чатыры гучныя забойствы апошніх дваццаці гадоў: Захаранка, Ганчар, Красоўскі, Завадзкі. Вялікае кола давядзецца расьсьледаваць.

ГЛЯДЗІЦЕ ТАКСАМА:Голас на запісе, які патрабуе забіць Шарамета, апазналі Ірына Халіп і Андрэй Саньнікаў

У 2001 годзе былыя сьледчыя Алег Случак і Зьміцер Петрушкевіч, калі выехалі ў ЗША, расклалі ўсё па палічках і сьледзтву толькі заставалася ўсталяваць усё гэта сьледчым шляхам: дапытаць міністраў, супрацоўнікаў спэцслужбаў. Пасьля гэтыя справы фактычна не вяліся. Сьледзтва было прыпыненае. Але ў 2019 годзе былы баец беларускага САХРу Юрый Гараўскі заявіў, што ён датычны да забойства Захаранкі, Ганчара, Красоўскага. Справу аднавілі, тры месяцы ішло расьсьледаваньне, але потым мы атрымалі адпіску — справу прыпынілі «у сувязі з невысьвятленьнем асобаў, датычных да выкраданьняў». Хоць незалежныя журналісты знайшлі гэтых людзей, пра якіх казаў Гараўскі. Усе яны працуюць у Беларусі, займаюць пэўныя пасады. Усе яны адмовіліся ад камэнтароў. І што самае цікавае — пракуратура, па нашых дадзеных, не зьвярталася ні ў Нямеччыну, ні ў Аўстрыю, каб Гараўскага дапыталі наконт яго заяваў.

— У гэтым годзе споўнілася 20 гадоў з моманту зьнікненьня апэратара Дзьмітрыя Завадзкага.

— Так, і па гэтай справе таксама ўсё глуха. Усе справы прыпыненыя ў сувязі з тым, што асобы, якія маюць дачыненьне да зьнікненьняў, не ўстаноўленыя.

— Некалькі дзён таму, пасьля выхаду стужкі «Нямецкай хвалі» аб палітычных забойствах у Беларусі, да вас прыходзілі з ператрусам. З чым ён быў зьвязаны?

— У 500 мэтрах ад майго дому быў знойдзены труп, і пасьля гэтага да мяне адразу прыйшлі з ператрусам. Хоць больш ні ў каго ў раёне ператрус не праводзілі. Я думаю, мяне хацелі напалохаць, каб я ня вёў грамадзкае сьледзтва. Праз два дні знайшлі рэальнага забойцу, і ўсё спынілася, але прабачэньняў мне ніхто не прынёс.

ГЛЯДЗІЦЕ ТАКСАМА:BY_Pol: пасьля прэзыдэнцкіх выбараў з органаў унутраных спраў звольніліся 1074 чалавекі

— Калі вяртацца да таго, што адбываецца цяпер — як расьсьледуюцца забойствы, якія адбыліся ўжо падчас пратэстаў? Забойства Тарайкоўскага, Бандарэнкі.

— Калі адбываецца забойства, справа павінна неадкладна ўзбуджацца, у крайнім выпадку тэрмін можа падаўжацца да трох месяцаў, калі ёсьць сумневы. Але, як мы бачым, прайшло ўжо больш за тры месяцы, ніводнай справы не распачалі. І наогул незразумела — што яны расьсьледуюць і як. Перад сваякамі ніхто не здае справаздачу, ім нічога не гавораць.

Беларускае грамадзтва моцна памянялася за гэтыя паўгода. Некаторыя сталі выходзіць на пратэсты толькі цяпер. Але развароту ў адваротны бок ужо не будзе: занадта шмат адбылося гвалту і беззаконьня, мірыцца з гэтым ужо ніхто не захоча. Барацьба будзе працягнутая. Час старой эліты праходзіць. Усё можа скончыцца вясной ці восеньню, але вярнуцца назад ужо дакладна не атрымаецца.

ГЛЯДЗІЦЕ ТАКСАМА:Галоўны рэдактар «​​УП»: Мы ніколі не выключалі датычнасьці беларускіх і расейскіх спэцслужбаў да забойства Шарамета

Камэнтаваць тут можна праз Facebook. Нам таксама можна напісаць на адрас radiosvaboda@gmail.com

Belarusian social democratic party (Hramada)

СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТЫ ВМЕСТЕ С ХРИСТИАНАМИ БЕЛАРУСИ ОСУЖДАЮТ НАСИЛИЕ.

председатель Борисовской городской организации
Белорусской социал-демократической партии
Беларуси Александр Абрамович.

СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТЫ ВМЕСТЕ С ХРИСТИАНАМИ БЕЛАРУСИ ОСУЖДАЮТ НАСИЛИЕ. 

Стало известно о том, что открытое письмо христиан с осуждением насилия в Беларуси подписали уже свыше шести тысяч человек.

Письмо открыто говорит о том, что поддерживать незаконные действия белорусских властей безнравственно. За номером 5353 данное обращение подписал в конце прошлого года председатель Борисовской городской организации Белорусской социал-демократической партии Беларуси Александр Абрамович. Это далеко не единственный социал-демократ, с верой во Христа подписавший данный документ.   За номером 2346 подпись поставил член БСДП Леонид Горовой из Городка на Витебщине. А член Брестской епархии Белорусской православной церкви Игорь Масловский подписан за номером 2021. Такие же имя и фамилия у председателя Брестской областной организации БСДП.

Belarusian social democratic party (Hramada)