РЕФЕРЕНДУМ 1996 ГОДА И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

29.11.2020

Правовой аспект

Доктар юрыдычных навук і
былы судзьдзя Канстытуцыйнага суду
Міхаіл Пастухоў

То, что мы наблюдаем в Беларуси сегодня, во многом было предопределено прошлыми событиями. В том числе референдумом от 24 ноября 1996 года.

Кому был нужен референдум?

Референдум 1996 года стал очередным этапом борьбы Александра Лукашенко за верховенство власти. Через депутатское лобби в Верховном Совете 13-го созыва он добился принятия решения о назначении референдума. Группа депутатов (82 чел.) вынесла на референдум свои вопросы в качестве альтернативы.

Как известно, среди вопросов, предложенных на тот референдум, были изменения и дополнения в Конституцию 1994 года. Они касались, в основном, перераспределения полномочий высших органов власти. Многочисленные поправки в Конституцию скрывались под формулировкой: «…принять Конституцию Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями (новая редакция Конституции), предложенными Президентом Республики Беларусь А.Г.Лукашенко».

После вынужденного принятия решения о назначении референдума председатель Верховного Совета Республики Беларусь Семен Шарецкий обратился в Конституционный суд с предложением проверить постановление парламента на предмет соответствия Конституции и законам Республики Беларусь.

В то время я был членом Конституционного суда и помню ту сложную ситуацию перед референдумом. Суд принял дело к рассмотрению и назначил его на 4 ноября 1996 г. От Верховного Совета в качестве представителей выступали С.И.Калякин, Т.А.Манукова, А.В.Матусевич, Г.И.Юркевич. Представителями от президентской стороны были А.М.Абрамович, В.Е.Лубовский, А.В.Марыскин, А.Л.Пласковицкий.

Для большинства судей было очевидно, что А.Лукашенко предлагал на референдум, по сути, новую Конституцию с широчайшими полномочиями президента. Однако в составе Конституционного суда сформировалось «президентское лобби», которое противодействовало принятию жесткого решения. В результате длительного обсуждения удалось получить требуемые 7 голосов судей лишь по формулировке о признании несоответствующим Конституции и законам Республики Беларусь пункта 3 постановления Верховного Совета в части вынесения проектов изменений и дополнений Конституции на обязательный референдум. Это означало, что поправки в Конституцию при любом исходе голосования на референдуме не могли иметь обязательного характера. Запись на решение Конституционного суда содержалась в бюллетене для голосования.

Очевидно, что вся волтузня относительно перераспределения полномочий высших органов власти была нужна исключительно А.Лукашенко. Не случайно в новой редакции Конституции глава «Президент Республики Беларусь» была передвинута на первое место в разделе об органах власти. Немаловажно и то, что в последнем разделе Конституции «Заключительные и переходные положения» появилась статья 144. В ней разработчики записали: «Президент Республики Беларусь сохраняет свои полномочия. Срок его полномочий исчисляется со дня вступления в силу настоящей Конституции».

В переводе на обычный язык эта норма означает, что власть действующего президента продлялась без всяких выборов еще на пять лет. С позиции законодательства это можно расценить как незаконное продление (удержание) власти. Тем более, что изменения и дополнения в Конституцию объявлялись «настоящей», то есть новой, Конституцией.

Что изменилось после референдума?

Вопреки решению Конституционного суда от 4 ноября 1996 г., новая редакция Конституции была введена в действие. Уже 26 ноября 1996 г. по инициативе администрации президента были собраны вне здания парламента 103 депутата, которые  приняли решение о прекращении полномочий Верховного Совета 13-го созыва.

С юридической точки зрения это решение нельзя признать законным. Прежде всего, по той причине, что решение о досрочном роспуске парламента могло быть принято при наличии не менее 2/3 от избранных депутатов (при тогдашней численности  парламента – не  менее 133 чел.). Сам по себе документ носил странный характер «Закон Республики Беларусь «О прекращении полномочий Верховного Совета Республики Беларусь тринадцатого созыва». После голосования его сразу подписал заместитель председателя Верховного Совета Юрий Малумов.

На том заседании собравшиеся депутаты составили список из 122 депутатов, которые, по их мнению, могли быть включены в состав Палаты представителей. Позднее из этого списка А.Лукашенко отобрал 110 депутатов, которые без всяких выборов стали первым составом Палаты представителей. Остальных депутатов просто «вытолкали в шею» без выплаты положенного по закону выходного пособия (такая же участь постигла и автора статьи, когда он был освобожден президентским указом от должности судьи Конституционного суда. – Авт.).

Выборы членов верхней палаты — Совета Республики – прошли только в январе 1997 года. Правовой основой для формирования этой палаты послужила не только новая редакция Конституция, но и один из первых президентских декретов от 11 декабря 1996 г. «Об утверждении Положения о выборах членов Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь».

Правительство стало целиком назначаться Президентом и нести перед ним персональную ответственность. Оно получило название Совет Министров Республики Беларусь. Его формальным главой стал Премьер-министр.

Высшие суды (Конституционный суд, Верховный суд, Высший хозяйственный суд), как и нижестоящие суды, оказались в полном подчинении Президента. Статус Конституционного суда существенно изменился. Его регламентация была перенесена из раздела V «Органы государственного контроля и надзора» в раздел III (глава «Суд»). Тем самым, Конституционный суд был включен в систему судов.

Вместо распущенной Контрольной палаты Республики Беларусь А.Лукашенко образовал Комитет государственного контроля с неограниченными полномочиями и подчинением исключительно себе.

Президент получил право назначать и освобождать от должности председателя Центризбиркома, председателя правления Национального банка, Генерального прокурора, а также других должностных лиц, включенных в кадровый реестр главы государства.

Однако самым грубым нарушением основ государственного устройства стало включение в Конституцию раздела IX “Заключительные и переходные положения» (ст.ст.141-146). Согласно его положениям, действие Конституции 1994 года, а также Закона «О порядке вступления в силу Конституции Республики Беларусь» от 15 марта 1994 года отменялось, а  Конституция с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканском референдуме,  вступала в силу со дня ее опубликования.

*  *  *

По сути, этими поправками была похоронена Конституция 1994 г. Поэтому задача честных юристов состоит в том, чтобы восстановить действие этой Конституции как законной основы легитимных органов власти.

Belarusian social democratic party (Hramada)

О МЕХАНИЗМЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЛЮДЕЙ В ЧЕРНОМ

27.11.2020

Правовой аспект

Доктар юрыдычных навук і
былы судзьдзя Канстытуцыйнага суду
Міхаіл Пастухоў

Жестокие репрессии против участников мирных акций 8 ноября и рекордное количество задержанных вновь ставят в повестку дня вопрос об ответственности силовиков и помогающих им «правоохранителей».

Будет ли этому когда-то конец? И получат ли безликие люди в черном наказания за свои злодеяния?

«Московский механизм» ОБСЕ запущен

Как известно, 5 ноября с.г. на заседании Постоянного совета ОБСЕ в Вене был заслушан доклад австрийского профессора права Вольфганга Бенедека о нарушениях в ходе президентских выборов в Беларуси. Этот доклад был подготовлен группой экспертов в рамках так называемого Московского механизма реагирования на факты массового и грубого нарушения государством-членом ОБСЕ своих международных обязательств. Этот механизм ранее применялся в отношении Беларуси после выборов в декабре 2010 г.

Данная процедура была начата по инициативе 17 государств-членов ОБСЕ, в том числе США, Канады, Германии, Великобритании, Франции, Польши, Чехии, Румынии, прибалтийских республик. В результате анализа информации эксперты ОБСЕ пришли к выводу, что президентские выборы в Беларуси не отвечали международным стандартам и, более того, были сфальсифицированы. В докладе также отмечалось, что белорусские власти систематически нарушали права граждан на мирные демонстрации, а также применяли пытки и бесчеловечное обращение с задержанными.

Постоянный совет ОБСЕ рекомендовал всем государствам-членам ОБСЕ придерживаться в отношениях с властями Беларуси положений доклада и не признавать итоги прошедших выборов.

Белорусские власти проигнорировали решение постоянного совета ОБСЕ. Представители России устами председателя комитета Госдумы Леонида Калашникова заявили, что не будут прислушиваться к рекомендациям ОБСЕ.

Конечно, это – плохие манеры на международном уровне: не признавать принятые органом ОБСЕ решения. Ведь рано или поздно их придется выполнять. Именно на это направлен Московский механизм исполнения решений в отношении государств-членов ОБСЕ, нарушающих международные стандарты в области прав человека.

Механизм универсальной юрисдикции можно использовать

Белорусский правозащитник Гарри Погоняйло недавно в интервью журналистам заявил о том, что имеется возможность задействовать механизм универсальной (международной) уголовной юрисдикции по фактам применения насилия, пыток и других актов агрессии со стороны силовиков. По его мнению, жертвы преступлений против человечности могут обращаться в правоохранительные органы государств, в законодательстве которых установлена ответственность за совершение преступлений в области прав человека, а именно: произвольные задержания, пытки, внесудебные казни.

Да, такая возможность имеется. Но трудно представить, что белорус, эмигрировавший, скажем, в Украину, будет требовать от местных органов следствия возбудить уголовное дело, например, по статье «геноцид». Какой будет результат? Весьма вероятно, что органы следствия не захотят заниматься расследованием такого сложного и политизированного уголовного дела. Тем более, что это вызовет широкий резонанс и обострение отношений между странами.

Следует также отметить, что в сентябре 2020 г. была реализована инициатива по обращению в Международный уголовный суд с целью привлечения Александра Лукашенко за совершение преступлений против человечности. Под этим обращением подписались свыше 37 тысяч человек из 102 стран мира. Однако обращение не было принято к рассмотрению. Формальной причиной послужило то, что Беларусь не присоединилась к Римскому договору 1998 г. об учреждении Международного уголовного суда.

18 сентября 2020 г. в  Совете ООН по правам человека прошли дебаты по ситуации с правами человека в Беларуси. Страны-члены Совета большинством голосов (23 – за, 2 – против, 22 – воздержались) приняли резолюцию, осуждающую действия белорусских властей в связи с нарушениями прав человека. Кроме того, Совет предложил правительству Беларуси урегулировать ситуацию и начать диалог с политической оппозицией. Однако действующая власть проигнорировала рекомендации Совета ООН.

Один из лидеров оппозиции «в изгнании» Павел Латушко, основываясь на материалах доклада Вольфганга Бенедека и высказанных в нем рекомендациях в адрес Республики Беларусь, заявил о возможности учреждения международного органа по расследованию уголовных преступлений в отношении белорусских граждан после президентских выборов. Другими словами, речь идет о создании международного трибунала по Беларуси.

Здесь снова возникает ряд правовых и организационных вопросов. Так, решение об этом принимает Совет безопасности ООН, где право решающего голоса имеют Россия и Китай. Они, вероятно, заблокируют подобную инициативу. К тому же работа международного трибунала не может начаться при сохранении нынешней власти.

Можно ли создать «свой» трибунал?

Такой призыв все чаще звучит на акциях протестующих. Он стал общим хором после смерти 31-летнего Романа Бондаренко. Люди требуют строгой ответственности для силовиков за содеянное. Этот вопрос может быть решен путем создания особого суда, который займется рассмотрением данной категорией уголовных дел. Между тем, в действующем законодательстве (Конституции и Кодексе о судоустройстве и статусе судей) указывается, что образование чрезвычайных судов запрещается.

Будет ли создание «Белорусского народного трибунала» означать образование чрезвычайного суда? На практике такими судами признаются особые органы, создаваемые за рамками действующей судебной системы для упрощенного и ускоренного рассмотрения отдельных категорий уголовных дел. Общим для них является то, что они образовывались в нарушение законодательного порядка.

Очевидно, что Белорусский народный трибунал будет претендовать на статус особого суда по ряду причин. Во-первых, на первоначальном этапе он будет находиться за рамками  системы судов. Во-вторых, он будет рассматривать определенные категории уголовных дел, связанные с оценкой действий силовиков и лиц, отдававших приказы на применение насилия в отношении мирных граждан. В-третьих, порядок формирования этого суда, его полномочия и специфика рассмотрения дел могут быть установлены в особом порядке.

Однако отмеченные особенности могут получить законодательное оформление, а сам «трибунал» может быть признан специализированным судом. В частности, он может стать новой коллегией Верховного суда, которая может выступать в качестве суда первой инстанции. Главное – чтобы он имел легальный статус и действовал на основании общих правил судопроизводства.

Belarusian social democratic party (Hramada)

Пасьля Лукашэнкі ў Беларусі больш не павінна быць прэзыдэнтаў

18 лістапада. 2020 года.

Доктар юрыдычных навук і былы судзьдзя Канстытуцыйнага суду Міхаіл Пастухоў у інтэрвію «Свабодзе» тлумачыць, хто зьяўляецца легітымным кіраўніком Беларусі, як легальна можна ажыцьцявіць транзіт улады ў Беларусі і якой, на яго думку, павінна быць новая Канстытуцыя Беларусі.

Міхаіл Іванавіч, заслужаны юрыст Рэспублікі беларусь, акрамя гэтага выступу, захоўваючы вернасць свайму прафесійнаму вопыту распрацаваў закон аб палітычных партыях, які пасля абмеркавання экспертнай групай будзе апублікаваны ў наступстве.