Правал ініцыятывы Мэркель і Макрона, або Як Расію двойчы правезлі мордай па стале

Сідарэвіч Анатоль Міхайлавіч, Старшыня ЦРК БСДП (Грамада)

Яшчэ пазаўчора многія ў краінах Балтыі, ва Украіне і Польшчы стаялі на вушах: Frau Bundeskanzlerin i monsieur Macron надумаліся адрадзіць і правесці саміт ЕС–Расія. Саміты гэтыя не праводзіліся з таго часу, як Расія захапіла Крым і уварвалася ва ўкраінскі Данбас. А тут і апраўданне нібыта з’явілася: вось сустрэўся Байдэн з Пуціным, чаму б і нам, еўрапейскім лідэрам, не сустрэцца? Вядомае нямецкае пуцінфэрштэйн. Ну, і французскае русафільства, якое асабліва мярзотна паказала сябе ў час нападу Расіі на Грузію (2008). Так сказаць, лінія Сарказі–Макрона.

Мэркель і Макрон агучылі сваю прапанову знянацку, якраз напярэдадні саміту ЕС. Думалі, што ім удасца. Але на дыбкі ўсталі перш-наперш Латвія, Літва, Польшча, Эстонія…   Хваля пакацілася. Вынік: ініцыятыву Мэркель і Макрона падтрымаў толькі Herr Bundeskanzler Sebastian Kurz.

Вынік: ніякага саміту з Пуціным, поўнае фіяска Мэркель і Макрона. На саміце  ЕС  вырашылі, што, наадварот, Расію трэба “ўзнагародзіць” новымі санкцыямі. “Выбары” ў Думу, якія адбудуцца ў верасні, будуць добрай прычынай для такіх санкцый.

Глядзіце: https://www.youtube.com/watch?v=-TAxYj1Qd6o

Правал ініцыятывы Мэркель і Макрона тлумачыцца  і тым, што канцлерка—кульгавая качка.  Трэба пачакаць, чым скончацца выбары ў Нямеччыне. Што фраў Мэркель сыходзіць у адстаўку — вядома, але пытанне ў тым, ці ўдасца хадэкам захаваць пасаду федэральнага канцлера і стаць на чале кааліцыі. А мо перамогуць зялёныя? Апошнія апытанні паказваюць далейшую дэградацыю СДПГ, якая можа пабіць свой антырэкорд 2017 года і не набраць нават 20 адсоткаў галасоў. Затое другою сілаю з’яўляюцца цяпер зялёныя, а яны займаюць непрыемныя для Расіі пазіцыі.  

А ў наступным годе ў красавіку выбары прэзідэнта Францыі. У першым туры, кажуць прагнозы, Макрон не пераможа. А ў другім туры яго праціўніцай будзе Марын Лё Пэн. Правыя ў Францыі маюць даволі моцныя пазіцыі, што паказваюць рэгіянальныя выбары, першы тур якіх прайшоў 20 чэрвеня.   

***

А тут яшчэ брытанскі прэм’ер загадаў эсмінцу “Defender” рухацца з раёна Адэсы ў Грузію кароткім шляхам — праз міжнародна прызнаныя ўкраінскія тэрытарыяльныя воды каля Крыма. Расійскія памежнікі, якія лічаць гэтыя воды сваімі, страляць па караблі каралеўскага флоту не адважыліся. Пастралялі ў паветра.

Другое прыніжэнне “звышдзяржавы” за пару дзён.      

Глядзіце: https://www.youtube.com/watch?v=zg1tZpA6DYk

Сідарэвіч Анатоль Міхайлавіч, Старшыня ЦРК БСДП (Грамада)

Belarusian social democratic party (Hramada)

У чым Беларусь стабільна займае адну і тую ж пазіцыю

Сідарэвіч Анатоль Міхайлавіч, Старшыня ЦРК БСДП (Грамада)

Калі казаць пра беларускі стабілізец, то ён заключаецца ў тым, што Беларусь сярод краін Еўропы практычна не сыходзіць 9-й пазіцыі ззаду паводле валавага прадукту на душу насельніцтва. 

За Беларуссю сёння ідуць:  Сербія (ваявала), Паўночная Македонія (пасіўны ўдзел у Косаўскай вайне), Боснія і Герцагавіна (ваявала),  Албанія (пасіўны ўдзел у Косаўскай вайне), Малдова (Прыднястроўскі крызіс), Україна (гібрыдная вайна), Косава (ваявала). 

Вось як ацэньваюць эканоміку Беларусі Міжнародны валютны фонд (МВФ) і Сусветны банк.   

МЕСЦА БЕЛАРУСІ СЯРОД КРАІН ЕЎРОПЫ (ЗЗАДУ)

Паводле МВФПаводле Сусветнага банка
20162017201920202016201720182019
998910998

Паводле МВФ

У 2019 г. Беларусь апярэдзіла Чарнагорыя. У Чарнагорыі было $22447 на душу насельніцтва, у Беларусі — 19984.

У 1920-м Чарнагорыя зноў адстала (19252 супраць 20187).

Па выніках 2020 г. Чарнагорыя і Сербія наступаюць Беларусі на пяты.

Паводле Сусветнага банка

У 2016 г. Беларусь апераджала Балгарыю. У Беларусі было $18347 на душу насельніцтва, у Балгарыі — 18115.

З 2017 г. Балгарыя апярэдзіла Беларусь. У 2019 г. у Балгарыі 24561 на душу насельніцтва, у Беларусі — 19943. У балгараў істотны рост у параўнанні з 2016 г. Яны ўжо набліжаюцца да багатага на карысныя выкапні Казахстану.

Апераджае Беларусь і Чарнагорыя.   

ВАЛАВЫ ПРАДУКТ НА ДУШУ НАСЕЛЬНІЦТВА (У ДАЛЯРАХ ЗША)

Паводле МВФПаводле Сусветнага банка
20162017201920202016201720182019
1807418931199842018718347180661933119943

Нягледзчы на “мадэрнаізацыю” і “інавацыі”, прырост не ўражвае. Эканамісты, пэўна, называюць такі стан рэчаў стагнацыяй.

Калі гэта беларусам абяцалі сярэднемесячны заробак 500 даляраў? Летась ён склаў 514 ці то 520 даляраў, а сёлета можа быць меншы: інфляцыя, санкцыі.  

АПОШНЯЕ. Нумар перад назвай каіны паказвае яе сусветны рэйтынг, нумар у дужках — еўрапейскі.

У спісах чамусьці няма Андоры, Ліхтэнштайна і Манака. Паверце, не самыя бедныя краіны.

Ізраіль у гэтым спісе таму, што краіна за 73 гады існавання перажыла чатыры вайны (самую першую назаўтра пасля абвяшчэння незалежнасці) і масу меншых збройных канфліктаў. Апошні развіваецца на нашых вачах. Стабільная там вайскова-палітычная нестабільнасць, але краіна развіваецца. Колькі было народу ў Ізралілі ў 1948-м? І колькі цяпер? У Беларусі ж колькасць насельніцтва, мякка кажучы, не павялічваецца.  

Пра міграцыйную палітыку дацкіх сацыял-дэмакратаў

Анатоль Сідарэвіч21 мая 2021 г., 00:37 (6 дней назад)

Гл.: https://www.bbc.com/russian/features-57191379

Здагадваюся, што ўрад таварышкі Мэтэ Фрэдэрыксен ўжо дасталі аматары шчодрай дацкай сацыялкі. Тое, што ўрад, вызвалўшыся ад іх, хоча накіраваць грошы на паляпшэнне дабрабыту грамадзян, згадваецца ў тэксце Бі-бі-сі між іншым. А яны, аматары сацыялкі, не хочуць інтэгравацца, хочуць жыць сваімі кварталамі, раёнамі са сваімі правіламі. Пэўна, дацкія сацыялісты не хочуць таго галаўнога болю, які зведалі ад сваіх мусульманаў у Францыі сацыялісты прэзідэнт Алянд і прэм’ер Вальс. (Макрон узяўся за іх крута.) Калі Францыя ці Англія маюць даўжкі перад сваімі былымі калоніямі ў Афрыцы і Азіі, то калоніямі Даніі былі Нарвегія ды Ісландыя і застаюцца Грэнландыя ды Фарэрскія астравы. З імі ў Даніі няма праблем. 

Сідарэвіч Анатоль Міхайлавіч, Старшыня ЦРК БСДП (Грамада)

Belarusian social democratic party (Hramada)

Якую пастку рыхтуюць палітычным партыям?

Cтаршыня Беларускай сацыял-дэмакратычнай партыі (Грамада) Ігар Барысаў і сябра ЦК БСДП, юрыст, былы суддзя Канстытуцыйнага суда Міхаіл Пастухоў у эфіры Еўрарадыё

Якую пастку рыхтуюць палітычным партыям? | Какую ловушку готовят политическим партиям?
І так нешматлікія палітычныя партыі трапілі ў чарговую складаную сітуацыю, вынікам якой можа стаць канчатковае …
Belarusian social democratic party (Hramada)

АБ ПАРТЫЙНАСЦІ ДРУКУ

Пишет a_sidarevic (a_sidarevic)
20210402 10:47:00

Сідарэвіч Анатоль Міхайлавіч, Старшыня ЦРК БСДП (Грамада)

Забраў на пошце газеты. Цяпер іх усяго тры, і ўсе—тыднёвікі: “Новы Час”, “Наша Слова” і “Ганцавіцкі Час”. З таго часу, як перастаў атрымліваць “Народную Волю”, вырашыў не падпісавацца на “Звязду”.
У “Новы Часе” на 3-й старонцы звычайна змяшчаюць фотаздымкі дзеячаў (так сказаць “людзей тыдня”) і інфармацыю пра падзеі, звязаныя з іх імёнамі. Мне было цікава, ці будзе змешчаная на гэтай старонцы інфармацыя пра затрыманне, а потым і арышт старшыні БСДП Ігара Барысава. Памятаецца, што пра арышт Мікалая Казлова, старшыні іншай партыі — Аб’яднанай грамадзянскай — пісалі. Разгарнуў газету. Ні фоты Ігаравай, ні інфармацыі пра яго арышт ні на 3-й, ні на іншых старонках.
Прынцыпы, выкладзеныя ў артыкуле Уладзіміра Ільіча “Партыйная арганізацыя і партыйная літаратура”, нікуды не зніклі. А мне кажуць пра незалежны друк. Не бывае незалежнага друку. Ён бывае або дзяржаўны, або недзяржаўны. У нармальных дзяржавах дзяржаўны друк беспартыйны, а недзяржаўны абавязкова партыйны, абавязкова калі не служыць рупарам, дык падыгрывае нейкай палітычнай плыні.

ЦІХАНОЎСКАЯ ПАБЫВАЛА НА МАГІЛЕ ЛУЦКЕВІЧАЎ

Святлана Ціханоўская і Габрыэлюс Ландсбергіс ўшанавалі Вінцэнта Канстанціна Каліноўскага і ўсклалі кветкі на магілу братоў Луцкевічаў.
Ушаноўваць Каліноўскага ёй не першыня. А вось пра тое, што яна была на магіле Луцкевічаў, я раней не чытаў. Да мінулага года пра Каліноўскага яна мо што й чула, але ці ведала хоць што-небудзь пра Луцкевічаў — пытанне. Яна ж была “мы не апазіцыя”. І нацыянальная сімволіка была ёй без патрэбы. І ўсякія іншыя “нацыянальныя замарочкі”. 2020 год стаў для яе годам хоць павярхоўнага ды вывучэння палітычнай гісторыі Беларусі.
Цікава, хто падказаў ёй наведаць магілу Луцкевічаў? Габрыэлюс Ландсбергіс ці Пранук Вячорка?
Міністр замежных спраў Літвы названы ў гонар свайго прапрадзеда — тэатральнага дзеяча Габрыэлюса Ландсбергіса. Луцкевічы былі з ім знаёмыя. У1916 годзе, калі памёр Ёнас Амбразавічус, палітычны настаўнік братоў Луцкевічаў, у “Homanie”, акрамя некралогу, пісанага Антонам Луцкевічам, пад псеўданімам Žemkalnis быў змешчаны некралог Габрыэлюса Ландсбергіса “Šiaulių Dėde (Пасмертны ўспамін)”.
Габрыэлюс Ландсберіс-Жамкальніс таксама памёр у 1916-м. Ён меў сына Вітаўтаса (дойлід); Вітаўтас меў сына Вітаўтаса, мастацтвазнаўцу, лідэра Саюдзіса, потым неаднаразовага старшыню Сойму Літоўскай Рэспублікі; у гэтага Вітаўтаса нарадзіўся таксама Вітаўтас, пісьменнік, кінорэжысёр; у пісьменніка і рэжысёра нарадзіўся цяперашні міністр замежных спраў. Вось такая дынастыя. Дарэчы, псеўднаім Жамкальніс — пераклад на літоўскую прозвішча Ландсбергіс.

Сідарэвіч Анатоль Міхайлавіч
Старшыня ЦРК БСДП (Грамада)

Belarusian social democratic party (Hramada)

НЕОБХОДИМОСТЬ ПРИНЯТИЯ НОВОГО ЗАКОНА «О ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЯХ»

Доктар юрыдычных навук, экс суддзя Канстытуцыйнага суда РБ, старшы саветнік юстыцыі,
сябар ЦК БСДП (Грамада), кіраўнік экспертна-аналітычнай групы БСДП (Грамада)

Действующая редакция Закона «О политических партиях» представляет собой формализованную ведомственную инструкция, в которой содержатся многочисленные запреты и ограничения в отношении политических партий, а также сложные процедуры регистрации новых политических партий. С целью усиления контроля над деятельностью партий были расширены полномочия Министерства юстиции.

Исходным нормативным актов в сфере регулирования организации и деятельности политических партии в Республике Беларусь является Закон «О политических партиях» от 5 октября 1994 г., принятый Верховным Советом 12-го созыва (см.: Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь, 1994 г., № 30, ст.509).

В последующем в него вносились «поправки», усложняющие и ужесточающие его содержание. Для этого достаточно ознакомиться с предлагаемыми изменениями и дополнениями (см.: Законы от 29 ноября 1999 г. №327-З; от 13 декабря 1999 г. №338-З; от 22 июня 2001 г. №36-З; от 26 июня 2003 г. №213-З; от 19 июля 2005 г. №35-З; от 8 мая 2007 г. №221-З; от 21 июля 2008 г. №416-З; от 31 декабря 2009 г. №114-З; от 4 января 2010 г. №109-З; от 8 ноября 2011 г. №309-З; от 4 ноября 2013 г. №71-З; от 4 июня 2015 г. №268-З).

Новые изменения и дополнения в Закон могут быть рассмотрены и приняты в ближайшее время Палатой представителей.

Следует напомнить, что после «зачистки» сектора общественных объединений на основе президентского декрета от 26 января 1999 г. №2 «О некоторых мерах по упорядочению деятельности политических партий, профессиональных союзов, иных общественных объединений» и последующей перерегистрации из 43 политических партий остались 16. После раскола партии БНФ в сентябре 1999 г. была зарегистрирована партия КХП-БНФ. Две партии были ликвидированы по решению Верховного суда.

Несмотря на попытки инициативных групп создать новые партии, в том числе партию белорусских христианских демократов, партию свободы и прогресса, Министерство юстиции всякий раз отказывало в регистрации.

В настоящее время в стране официально действует 15 политических партий. Среди них: 1) Социал-демократическая партия народного согласия (председатель – Сергей Ермак); 2) Республиканская партия труда и справедливости (председатель – Василий Заднепряный); 3) Белорусская социально-спортивная партия (председатель – Владимир Александрович); 4) Либерально-демократическая партия (председатель – Сергей Гайдукевич); 5) Объединенная гражданская партия (и.о. председателя – Николай Козлов); 6) Партия БНФ (председатель – Григорий Костусёв); 7) Коммунистическая партия Беларуси (первый секретарь – Алексей Сокол); 8) Республиканская партия (председатель – Владимир Белозор); 9) Белорусская партия «Зеленые» (председатель – Дмитрий Кучук); 10) партия «Белорусская социал-демократическая Грамада» (председатель – Сергей Черечень); 11) Белорусская аграная партия (председатель – Михаил Русый); 12) Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) (председатель – Игорь Борисов); 13) Белорусская партия левых “Справедливый мир” (председатель – Сергей Калякин); 14) Белорусская патриотическая партия (председатель – Николай Улахович); 15) Консервативно-христианская партия – БНФ (председатель – Зенон Позняк).

До последнего времени деятельность от имени незарегистрированных организаций преследовалась в уголовном порядке (ст.193-1 УК). В конце 2018 г. уголовная ответственность была заменена на административную.

Представители политических партий имеют весьма ограниченный доступ к государственным СМИ, включая телевидение и радио. Обычно такие возможности ограничиваются предоставлением эфира кандидатам в депутаты и президенты.

Ситуация усугубляется тем, что органы государственной власти проводят дискриминационную политику в отношении оппозиционных политических партий. Это подтверждается, в частности, тем, что у них возникали трудности при получении юридического адреса и при аренде помещений.

Серьезным недостатком нынешнего положения дел в сфере партийного строительства является отсутствие государственного финансирования, как это практикуется в большинстве стран Европы и СНГ. Из-за угроз властей политические партии практически не получают пожертвований от частных фирм, предпринимателей и отдельных граждан.

Некоторые нормы действующего Закона носят откровенно карательный характер. Так, политическая партия может быть ликвидирована по решению Верховного Суда за однократное нарушение законодательства о массовых мероприятиях, а также за получение иностранной безвозмездной помощи (ч. 2 ст. 32).

При оценке нынешней редакции Закона «О политических партиях» следует учитывать, что его первоначальная редакция была принята Верховным Советом Республики Беларусь 5 октября 1994 г. в результате установленной процедуры. Содержание этого закона соответствовало Конституции 1994 г. и демократическим стандартам в области партийного строительства.

Ситуация принципиально изменилась после ноябрьского референдума 1996 г., когда Верховный Совет Республики Беларусь 13-го созыва был досрочно распущен и вместо него было сформировано Национальное собрание Республики Беларусь. В отступление от демократических стандартов его нижняя палата — Палата представителей — была образована из 110 бывших депутатов Верховного Совета.

Последующие выборы в Палату представителей не добавили законности и легитимности новому парламенту, поскольку не были свободными, открытыми и справедливыми. Их итоги не признали международные эксперты ОБСЕ, а также беларуские независимые наблюдатели. Угодные кандидаты в депутаты предварительно отбирались в администрации президента, а потом всячески продвигались на выборах. Став депутатами, они выполняли роль марионеток, послушно голосуя за представленные на их рассмотрение законопроекты.

При таких обстоятельствах нет правовых оснований для признания юридической силы «поправок», которые вносились в Закон «О политических партиях». Их содержание показывает, что они преимущественно направлены на усложнение процедуры регистрации политических партий и усиление контроля над их деятельностью.

В целях наглядности можно сравнить содержание Закона от 5 октября 1994 г. и нынешней редакции Закона. Обратим внимание на характерные отличия.

1. В ст. 7 новой редакции Закона запрещается создание и деятельность политических партий, имеющих целью осуществление, среди прочего, «экстремистской деятельности».

Такая формулировка может привести к тому, что любая неугодная политическая партия может быть ликвидирована на основе предположений Министерства юстиции по поводу тенденциозно расцененных заявлений или действий представителей партии.

2. Согласно ст. 10 действующего Закона для создания партии требуется не менее 1000 учредителей от большинства областей и г. Минска.

Закон от 5.10.1994 г. устанавливал требование не менее 500 учредителей и не обязательно от большинства регионов.

3. В ст. 11 новой редакции Закона в документах о создании партии необходимо указать юридический адрес партии.

Закон от 5.10.1994 г. ограничивается лишь указанием на место размещения руководящих органов партии.

4. В ст. 12 нынешнего Закона расширены требования к оформлению организационных структур партии.

Закон от 5.10.1994 г. лишь предусматривает возможность создания и регистрации организационных структур партии.

5. В ст. 14 действующего Закона добавились требования к названию и символике партии.

6. В новой редакции Закона чрезмерное расширение получила глава 3 о государственной регистрации политических партий. Статьи 15, 16 и 17 Закона по объему превышают печатную страницу.

В Законе от 5.10.1994 г. порядку регистрации партий посвящена одна статья 14, в которой перечисляются документы, которые нужно представить для регистрации.

7. В ст. 18 новой редакции Закона получили детальную регламентацию требования к регистрации организационных структур партии.

В Законе от 5.10.1994 г. (ст.18) говорится лишь о необходимости предоставления соответствующих документов.

8. В ст. 20 нынешнего Закона детально прописан порядок реорганизации и ликвидации политических партий, что существенно затрудняет эти процедуры.

9. В ст. 24 действующего Закона установлены жесткие ограничения в финансировании политических партий, что обрекает их существовать за счет членских взносов и редких пожертвований.

10. В главе 5 новой редакции Закона значительно расширена сфера контроля в отношении партий, включая все мероприятия в течение года.

11. В главе 6 нынешнего Закона «Ответственность политических партий, союзов» введена такая мера, как приостановление деятельности политической партии (ст. 31), а также расширен перечень оснований для ликвидации партии (ст. 32).

Приведенный перечень убеждает в необходимости возврата к Закону «О политических партиях» от 5 октября 1994 г. как легальной основе развития законодательства о партиях. Вместе с тем в этот Закон целесообразно внести некоторые изменения и дополнения.

На наш взгляд, заслуживают внимания предложения от блока оппозиционных политических партий в связи с подготовкой поправок в Закон «О политических партиях», а также экспертное мнение председателя Белорусской социал-демократической партии (Грамада) Игоря Борисова о реформе партийной системы в рамках программы «Реанимационный пакет реформ для Беларуси» (zabelarus.com).

В числе предполагаемых новаций Закона от 5.10.1994 г. можно назвать:

– в ст. 5 «Государство и политические партии» указать, что государство, помимо прочего, гарантирует финансирование уставной деятельности политических партий;

– в ст. 7 «Способы деятельности политических партий» включить положение об участии в обсуждениях проектов законов и иных государственных решений;

– в части первой ст. 10 «Условия создания политических партий» добавить указание на представительство от большинства областей и г. Минска;

– в ст. 12 «Членство в политических партиях» дополнить словом «следователи»;

– в ст. 14 в списке документов для регистрации вместо «номер телефона» указать «номер контактного телефона и (или) электронной почты»;

– в ст. 17 «Обжалование отказа в регистрации политической партии» установить обжалование не в Верховный суд, а в Конституционный суд, поскольку речь идет о реализации конституционного права на ассоциацию;

– в ст. 18 «Порядок учета организационных структур политических партий» в части первой вместо слов «если уставными документами предусмотрено, что организационные структуры являются юридическими лицами» указать: «если они зарегистрированы в установленном порядке». В части второй статьи целесообразна конкретизация представляемых документов;

– в ст. 21 и других статьях Закона слова «Кабинета Министров Республики Беларусь» заменить словами «Правительства Республики Беларусь»;

– в ст. 22 заменить слова «по решению Верховного Суда Республики Беларусь» словами «по решению Конституционного Суда Республики Беларусь»;

– ст. 23 сделать дополнить следующими пунктами:

– вносить предложения в Парламент Республики Беларусь по вопросам совершенствования действующего законодательства;

– обращаться с предложениями в Конституционный Суд Республики Беларусь в случае выявления нормативных правовых актов, которые могут нарушать Конституцию Республики Беларусь, а также права и свободы граждан;

– в ст. 26 включить пункт: «средства, выделяемые политической партии из государственного бюджета для осуществления уставной деятельности»;

– в ст. 27 изложить первую часть в следующей редакции: «Политические партии вправе получать государственное финансирование в порядке и пределах, установленных настоящим Законом»;

– в ст.28 добавить слова: «в том числе в Конституционном Суде Республики Беларусь»;

– перед разделом V включить раздел IV-1 «Государственное финансирование уставной деятельности политических партий». Этот раздел может состоять из следующих статей: «Условия государственного финансирования политических партий»; «Порядок выделения государственного финансирования»; «Целевое использование государственного финансирования»;

– в ст. 35 вместо слов «по решению Верховного Суда Республики Беларусь» вписать «Конституционного Суда Республики Беларусь»;

– в ст. 36 сделать дополнение: «а равно присоединяться к их деятельности, заключив соответствующий договор»;
– в ст. 37 включить часть первую следующего содержания: «Договоры политических партий с политическими партиями других стран, а равно международными и иными организациями других государств не должны противоречить Конституции и законам Республики Беларусь, а также международным договорам, ратифицированным Республикой Беларусь».
 

С учетом высказанных соображений Закон «О политических партиях» от 5 октября 1994 г. может быть представлен в новой редакции (см. Приложение 1).

……………………………..

Приложение 1

НОВАЯ РЕДАКЦИЯ ЗАКОНА

«О политических партиях» от 5 октября 1994 г., № 3266-XII

(изменения и дополнения выделены жирным курсивом)

Раздел I

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Понятие политической партии

Политической партией является независимое, образованное на основе индивидуального добровольного членства объединение граждан, действующее в рамках Конституции и законов Республики Беларусь, содействующее выявлению и выражению политической воли граждан и участвующее в выборах.

Статья 2. Право на свободу объединения в политические партии

Граждане Республики Беларусь имеют право на свободу объединения в политические партии.
 
Статья 3. Запрещение ограничения прав и свобод граждан в связи с их принадлежностью или непринадлежностью к политической партии
Принадлежность или непринадлежность гражданина к политической партии не может служить основанием для ограничения его прав и свобод либо для недопущения исполнения им установленных законом обязанностей, за исключением случаев, предусмотренных статьей 12 настоящего Закона.
Принадлежность или непринадлежность гражданина к политической партии не могут служить основанием для предоставления либо непредоставления ему государством льгот и преимуществ.
Не допускается требование об указании в официальных документах на принадлежность или непринадлежность гражданина к той или иной политической партии, за исключением случаев, предусмотренных статьей 12 настоящего Закона.
 
Статья 4. Основные принципы деятельности политических партий 
Политические партии действуют на основе принципов свободы ассоциаций, демократизма, самоуправления, законности, гласности и равноправия всех политических партий.
Политические партии основывают свою деятельность согласно своим уставам и программам.
Деятельность политических партий не должна препятствовать органам государственной власти и управления, предприятиям, организациям и учреждениям и осуществлении ими своих функций.
 
Статья 5. Государство и политические партии
Государство гарантирует защиту прав и законных интересов политических партий, создание условий для выполнения ими своих уставных целей и задач, в том числе путем финансирования партий из государственного бюджета, пользования государственными средствами информации.
Органам государственной власти и управления, предприятиям, организациям, учреждениям и их должностным лицам запрещается вмешиваться во внутренние дела политических партий либо препятствовать в той или иной форме их деятельности, если она осуществляется в соответствии с законом и их уставами.
 
Статья 6. Ограничения при создании и деятельности политических партий
На территории Республики Беларусь не могут создаваться и действовать политические партии других государств и их территориальные единицы.
Запрещается создание и деятельность политических партий, имеющих целью насильственное изменение конституционного строя либо ведущих пропаганду войны, национальной, религиозной и расовой вражды.
Идеология политических партий не может устанавливаться в качестве обязательной для граждан.
 
Статья 7. Способы деятельности политических партий
Свои цели и задачи политические партии осуществляют через:
разработку и пропаганду политических программ, обращений и заявлений;
проведение съездов, конференций и других партийных собраний;
выдвижение кандидатов на выборах, участие в избирательных кампаниях, в том числе путем создания избирательных блоков с другими партиями, а также в контроле за ходом и результатами выборов;
участие в обсуждении проектов законов и иных государственных решений;
 активизацию участия граждан в управлении государственными и общественными делами, в формировании представительных органов и органов местного управления и самоуправления;
воздействия в рамках существующего законодательства иными демократическими методами и способами на состояние общественного мнения.
 
Статья 8. Законодательство о политических партиях
Законодательство о политических партиях состоит из Конституции Республики Беларусь, настоящего Закона и других актов законодательства Республики Беларусь.
 
Раздел II
ПОРЯДОК СОЗДАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ
 
Статья 9. Учредители политической партии
В качестве учредителей политической партии имеют право выступать граждане Республики Беларусь, достигшие 18-летнего возраста, обладающие избирательным правом, не ограниченные судом в дееспособности и не находящиеся в местах лишения свободы.
 
Статья 10. Условия создания политических партий
Для создания и деятельности политической партии необходимо, чтобы она имела не менее 500 учредителей, которые проживают не менее чем в трех областях и г. Минске.
Политические партии учреждаются на их учредительных съездах, конференциях (других учредительных организационных мероприятиях).
Учредительный съезд, конференция (другое учредительное организационное мероприятие) принимают решение о создании политической партии, ее названии, устав, программу и образуют выборные органы.
Политические партии строятся исключительно по территориальному принципу. 
 
Статья 11. Уставы политических партий
Уставы политических партий должны быть открытыми для всеобщего ознакомления и содержать следующие положения:
1) полное и сокращенное название;
2) цели, задачи и методы деятельности;
3) структуру партии и выборных органов;
4) порядок приема в партию и выхода из нее;
5) права и обязанности членов партии;
6) порядок образования выборных органов, их компетенцию и сроки полномочий;
7) порядок принятия и обжалования партийных решений, их осуществления и формы контроля;
8) условия членства, формы и сроки созыва членов партии и (или) их представителей;
9) источники образования средств и имущества;
10) порядок внесения изменений и дополнений в устав;
11) порядок реорганизации или ликвидации партии и решения вопроса о судьбе ее имущества;
12) место размещения руководящих органов партии.
В уставе могут предусматриваться иные положения, касающиеся создания и деятельности политической партии и не противоречащие законодательству Республики Беларусь.
 
Статья 12. Членство в политических партиях. Количественный состав политических партий
Политические партии имеют фиксированное членство.
Членами политических партий могут быть только граждане Республики Беларусь.
Президент Республики Беларусь приостанавливает членство в политических партиях на весь срок полномочий.
Не могут быть членами политических партий на весь период своих полномочий судьи, прокурорские работники, следователи, сотрудники органов внутренних дел, Контрольной палаты Республики Беларусь, органов безопасности, военнослужащие и другие лица, на которых распространяется статус военнослужащих.
Член политической партии имеет право свободного выхода из партии.
Количественный состав политической партии не может быть меньше численности ее учредителей. 
 
Статья 13. Название и символика политических партий
Названия политических партий, в том числе сокращенные, и их символика должны отличаться от названий и символики других политических партий и общественных объединений, зарегистрированных в Республике Беларусь, и не нарушать прав на интеллектуальную собственность.
В названии политической партии не допускается использование указания на официальные названия государств, как полные, так и сокращенные; названий, использование которых противоречит законодательству или общественной нравственности; собственных имен лиц, если они не совпадают с именем учредителей и учредители не получили разрешения таких лиц (их наследников).
Не допускается использование в качестве символики политической партии государственной символики Республики Беларусь или символики другого государства.
Названия и символика политических партий не могут служить пропаганде целей, указанных в части второй статьи 6 настоящего Закона.
Названия политических партий, в том числе сокращенные, и их символика должны отличаться от названий и символики тех политических партий, которые ликвидированы по решению суда.
Символика политических партий утверждается их руководящими органами в соответствии с уставами и подлежит государственной регистрации органом, который регистрирует или зарегистрировал политическую партию.
 
Раздел III
РЕГИСТРАЦИЯ, РЕОРГАНИЗАЦИЯ И ЛИКВИДАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ
 
Статья 14. Порядок регистрации политических партий
Регистрация политических партий осуществляется Министерством юстиции Республики Беларусь.
Для регистрации политической партии в месячный срок со дня принятия устава подаются следующие документы:
1) заявление, подписанное не менее чем тремя членами руководящего органа партии;
2) устав;
3) программа;
4) протокол учредительного съезда, конференции (другого учредительного организационного мероприятия);
5) документы, подтверждающие количество учредителей партии;
6) документ банка, подтверждающий оплату регистрационного сбора;
7) материалы, подтверждающие выполнение требований настоящего Закона, в том числе: 
сведения о членах выборных органов (фамилия, имя, отчество, год рождения, постоянное место жительства, место работы, номер контактного телефона и (или) электронной почты;
заявление лиц, указанных в части второй статьи 13 настоящего Закона, о согласии на использование в названии политической партии собственного имени гражданина; 
решение высшего органа партии о придании полномочий членам руководящего органа с наделением их правом представлять политическую партию в процессе регистрации либо в случае споров в суде.
Заявление о регистрации политических партии рассматривается в месячный срок со дня его подачи. По результатам рассмотрения принимается решение о регистрации политической партии, отсрочке в регистрации или отказе в регистрации. Решение выдается либо направляется по почте руководящему органу политической партии не позднее чем в трехдневный срок со дня его принятия.
Со дня регистрации политическая партия приобретает права юридического лица.
При внесении изменений и дополнений в основные положения устава, указанные в пунктах 1 и 2 статьи 11 настоящего Закона, политические партии подлежат регистрации в порядке и срок, предусмотренные настоящей статьей. При внесении в устав других изменений и дополнений регистрации подлежат только эти изменения и дополнения.
Сообщение о регистрации политической партии печатается в официальном издании.
 
Статья 15. Отсрочка регистрации политической партии
Регистрация может быть отложена на срок до трех месяцев, если нарушен порядок создания политических партий, предусмотренный настоящим Законом.
В решении об отсрочке регистрации должны быть указаны причины, по которым откладывается регистрация политической партии.
 
Статья 16. Отказ в регистрации политической партии
Отказ в регистрации политической партии происходит в случаях, если:
1)           устав свидетельствует о том, что цели, задачи и методы деятельности политической партии противоречат Конституции Республики Беларусь, настоящему Закону и другим актам законодательства Республики Беларусь;
2) в трехмесячный срок не выполнены требования, указанные в решении об отсрочке в регистрации.
В случае отказа в регистрации политической партии руководящему органу сообщается об этом письменно в пределах срока, установленного для регистрации, с указанием мотивов отказа и нарушенных правовых норм.
 
Статья 17. Обжалование отказа в регистрации политической партии
Если регистрация политической партии в предусмотренный срок не состоялась либо в ней отказано по мотивам, которые руководящим органом политической партии считаются не имеющими оснований, он может обжаловать принятое решение в Конституционный Суд Республики Беларусь в месячный срок со дня получения этого решения.
 
Статья 18. Порядок учета организационных структур политических партий
Местные органы юстиции в лице главных управлений юстиции областных и Минского городского исполнительных комитетов берут на учет организационные структуры политических партий, если партии зарегистрированы в установленном порядке.
Для постановки на учет руководство партии представляет в месячный срок этим органам следующие документы:
1)           копию свидетельства о государственной регистрации политической партии;
2)           заявление о постановке на учет организационной структуры политической партии;
  • списки членов выборных органов организационной структуры политической партии;
  • документ, подтверждающий наличие юридического адреса организационной структуры (места нахождения руководящего органа этой организационной структуры);
  • платежный документ, подтверждающий уплату государственной пошлины (за исключением случаев освобождения от ее уплаты, предусмотренных законодательными актами).
 
Статья 19. Государственный реестр политических партий
Министерство юстиции Республики Беларусь ведет Государственный реестр политических партий.
 
Статья 20. Свидетельства о регистрации политических партий, их символики и организационных структур
Министерство юстиции Республики Беларусь в трехдневный срок после принятия решения о регистрации политической партии и (или) символики выдает свидетельства о регистрации партии и (или) ее символики.
Местные органы юстиции выдают свидетельства о постановке на учет организационным структурам политических партий.
 
Статья 21. Сбор за регистрацию политических партий и их символики
За регистрацию политических партий и их символики, если регистрация символики происходит неодновременно с регистрацией партии, взимается сбор в порядке и размерах, установленных Правительством Республики Беларусь.
 
Статья 22. Реорганизация и ликвидация политических партий
Реорганизация политических партий (слияние, присоединение, разделение, выделение или преобразование) осуществляется по решению их высших органов. 
Регистрация вновь образованных политических партий после реорганизации осуществляется в соответствии с настоящим Законом.
Политические партии могут быть ликвидированы:
1) по решению их высших органов;
2) по решению Конституционного Суда Республики Беларусь по основаниям, предусмотренным статьей 35 настоящего Закона.
Представление о ликвидации политических партий вносится в Конституционный Суд Республики Беларусь Министерством юстиции Республики Беларусь или Прокуратурой Республики Беларусь.
Средства и имущество ликвидированных политических партий после удовлетворения имущественных требований используются в порядке, предусмотренном их уставами.
Решение высшего органа политической партии о ее ликвидации или соответствующее решение Конституционного Суда Республики Беларусь направляется в Министерство юстиции Республики Беларусь, соответствующий финансовой орган и печатается в официальном издании.
На основании решений высшего органа политической партии или Конституционного Суда Республики Беларусь Министерство юстиции Республики Беларусь исключает ликвидированную политическую партию из Государственного реестра политических партий, а местные органы юстиции снимают ее организационные структуры с учета.
 
Раздел IV
 ПРАВА И УСЛОВИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ
 
Статья 23. Права политических партий
Политические партии с момента их государственной регистрации имеют право:
1)           свободно распространять информацию о своей деятельности, пропагандировать свои идеи, цели и решения;
2)           образовывать свои печатные издания, осуществлять издательскую деятельность, а также пользоваться в установленном порядке государственными средствами массовой информации;
3)           пользоваться государственными средствами массовой информации, включая телевидение и радио, в соответствии с установленным законом порядком;
4)           проводить митинги, демонстрации, собрания и другие массовые мероприятия в порядке, установленном законодательством;
5)           влиять через своих представителей в выборных государственных органах на выработку соответствующих решений;
6)           участвовать в подготовке и проведении выборов, выдвигать кандидатов и вести агитацию за них; образовывать избирательные блоки для участия в предвыборной кампании и выборах;
7)           представлять партию в составе избирательных комиссий всех уровней;
8)           поддерживать связи с другими политическими партиями и общественными объединениями.
7) вносить предложения в Парламент Республики Беларусь по вопросам совершенствования действующего законодательства;
8) обращаться с предложениями в Конституционный Суд Республики Беларусь в случае выявления нормативных правовых актов, которые могут нарушать Конституцию Республики Беларусь, а также права и свободы граждан.
Политические партии могут иметь иные права, предусмотренные настоящим Законом и другими законодательными актами Республики Беларусь.
 
Статья 24. Собственность политических партий
Политические партии могут иметь в собственности любое имущество, необходимое им для материального обеспечения деятельности, предусмотренной уставом, за исключением объектов, которые согласно закону могут находиться только в собственности государства.
 
Статья 25. Производственно-хозяйственная и коммерческая деятельность политических партий
Политические партии, учреждения и организации, создаваемые ими, не имеют права основывать предприятия, за исключением средств массовой информации, и заниматься хозяйственной и другой коммерческой деятельностью, за исключением продажи общественно-политической литературы, иных пропагандистских и агитационных материалов, изделий с собственной символикой, проведения фестивалей, праздников, выставок, лекций, других общественно-политических мероприятий.
Допускается использование политическими партиями своих средств на благотворительные цели, даже если это не указано в уставах.
 
Статья 26. Средства политических партий
Источниками денежных и других средств политических партий являются:
1)           вступительные и членские взносы;
2)           доходы от имущества, издательской деятельности, распространения печатных изданий и публикаций, использования других средств массовой информации;
3)           поступления от произведений культурно-массовых, благотворительных и других мероприятий;
4) пожертвования и дарения;
5) средства, выделяемые политической партии из государственного бюджета для осуществления уставной деятельности;
 6) иные поступления, не запрещенные законодательством.
Члены политических партий не имеют права на имущество и финансовые средства партии и не несут ответственности за ее долги. 
Политическая партия не несет ответственности по обязательствам отдельных ее членов.
 
Статья 27. Ограничения в финансировании политических партий
Финансирование политических партий органами государственной власти и управления, органами местного самоуправления, государственными и коммунальными предприятиями, учреждениями и организациями запрещается. 
Политические партии вправе получать финансирование из государственного бюджета только в порядке и пределах, установленных настоящим Законом. 
Политическим партия, их учреждениям и организациям запрещается прямо либо косвенно получать средства и другое имущество от:
иностранных государств и организаций, международных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства;
анонимных жертвователей.
Не считается получением незаконных средств участие представителей политических партий в научных конференциях, партийных съездах и других мероприятиях за счет принимающей стороны.
Политические партии не имеют права получать доходы от акций и других ценных бумаг, им запрещается иметь счета в иностранных банках и хранить в них ценные вещи.
Пожертвования либо дарения, полученные в порядке, не соответствующем требованиям настоящей статьи, должны быть переданы в государственный бюджет.
 
Статья 28. Защита прав политических партий
Защита прав и законных интересов политических партий осуществляется в судебном порядке, в том числе в Конституционном Суде Республики Беларусь.
 
(Предлагается дополнить Закон новым разделом)
 
Раздел IV-I

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ УСТАВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ

Статья 1 (29). Условия государственного финансирования политических партий

Политическая партия имеет право на получение средств из государственного бюджета для финансирования своей уставной деятельности при соблюдении следующих условий:

  1. партия зарегистрирована не позднее предыдущего календарного года;
  2. представители партии (блока партий) участвовали в последних парламентских выборах депутатов и получили не менее трех процентов голосов избирателей, принимавших участие в голосовании на выборах в Парламент;
  3. партия на протяжении последнего года не имеет предупреждений за нарушение законодательства.

Расчет бюджетных средств, выделяемых на финансирование уставной деятельности политических партий, устанавливается в Законе «О государственном республиканском бюджете» на очередной финансовый год. Он определяется в сумме не менее одного процента от размера расходной части бюджета

(вариант: из расчета три процента от минимального размера заработной платы, умноженный на число граждан, включенных в списки избирателей на последних выборах в Парламент Республики Беларусь).

Статья 2 (30). Порядок выделения государственного финансирования

Бюджетные средства распределяются между политическими партиями в порядке, определяемом Правительством Республики Беларусь.

Бюджетные средства выделяются политическим партиям равными платежами в течение финансового года в последний рабочий день месяца.

Бюджетные средства, не использованные политической партией в течение финансового года, зачисляются в доход государства.

Статья 3 (31). Приостановление или прекращения государственного финансирования политической партии

Основаниями для приостановления или прекращения государственного финансирования уставной деятельности политической партии могут быть:

  1. вынесение письменного предупреждения в случаях, предусмотренных в статье  34 настоящего Закона;
  2. реорганизация политической партии, кроме слияния и присоединения к другим политическим партиям;
  3. прекращения деятельности политической партии в случаях, предусмотренных статьей 35 настоящего Закона;

Решение о приостановлении или прекращении государственного финансирования политической партии принимает Министерство юстиции Республики Беларусь.

 Решение о приостановлении или прекращении государственного финансирования может быть обжаловано политической партий в Конституционный Суд Республики Беларусь.

Статья 4 (32). Целевое использование государственного финансирования

Средства из республиканского бюджета могут использоваться по решению руководящего органа политической партии на следующие цели:

– содержание и (или) наем помещений;

– зарплату штатного персонала;

– издание средств массовой информации и рекламные материалы;

– проведение партийных мероприятий;

– инвестиции в движимое и недвижимое имущество, необходимое для деятельности партии;

– командировочные расходы на территории страны;

– канцелярские расходы;

– расходы на организацию семинаров и других учебных курсов для членов партии;

– расходы на аудит (внешний);

В случае расходования бюджетных средств на цели, не предусмотренные настоящим Законом, они взыскиваются в государственный бюджет, а политическая партия может получить предупреждение.

Раздел V
НАДЗОР И КОНТРОЛЬ ЗА СООТВЕТСТВИЕМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ И ИХ УСТАВАМ
 
Статья 29. Прокурорский надзор за соответствием деятельности политических партий законодательству
 
Надзор за соответствием деятельности политических партий Конституции Республики Беларусь и законам Республики Беларусь осуществляют Генеральный прокурор Республики Беларусь и подчиненные ему прокуроры.
 
Статья 30. Контроль за соответствием деятельности политических партий законодательству и их уставам
Контроль за соответствием деятельности политических партий Конституции Республики Беларусь, действующему законодательству и их уставам осуществляется Министерством юстиции Республики Беларусь.
Должностные лица Министерства юстиции Республики Беларусь, регистрирующие политические партии, в пределах своих служебных обязанностей имеют право участвовать во всех мероприятиях политических партий, знакомиться с их документами и решениями, требовать и получать информацию по вопросам уставной деятельности и количественном составе политических партий.
 
Статья 31. Контроль за финансовой деятельностью политических партий
Контроль за финансовой деятельностью политических партий, за источниками их доходов, размерами полученных средств и уплатой налогов осуществляют государственные налоговые органы. 
Политические партии ежегодно не позднее чем до 1 марта следующего года представляют налоговым органам соответствующий отчет о финансовой деятельности с указанием доходной и расходной частей своего бюджета.
 
Раздел VI
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ ЗА НАРУШЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
 
Статья 32. Ответственность за нарушения законодательства
Политические партии за нарушения Конституции Республики Беларусь, настоящего Закона и других актов законодательства несут ответственность в соответствии с законодательством Республики Беларусь
Политическая партия, нанесшая незаконными действиями материальный или моральный ущерб гражданам, государству или юридическим лицам, обязана возместить его в порядке, предусмотренном законодательством Республики Беларусь.
 
Статья 33. Виды взысканий
За нарушение Конституции Республики Беларусь, настоящего Закона, а также других актов законодательства Республики Беларусь в отношении политических партий могут быть применены следующие виды взысканий:
1)           письменное предупреждение;
2)           ликвидация политической партии.
 
Статья 34. Письменное предупреждение
В случае совершения политической партией действий, нарушающих Конституцию Республики Беларусь, настоящий Закон, другие акты законодательства Республики Беларусь и (или) устав, Министерством юстиции Республики Беларусь выносится письменное предупреждение руководящему органу этой политической партии.
Предупреждение выдается либо направляется по почте руководящему органу политической партии не позднее чем в трехдневный срок после его вынесения.
 
Статья 35. Ликвидация политической партии
Политическая партия ликвидируется по решению Конституционного Суда Республики Беларусь в случаях:
1) совершения партией действий, предусмотренных частью второй статьи 6 настоящего Закона;
2) повторного в течение года совершения действий, за которые было вынесено письменное предупреждение;
3) если при регистрации политической партии со стороны ее учредителей были допущены такие нарушения настоящего Закона, которые носят непоправимый характер.
 
Раздел VII
МЕЖДУНАРОДНЫЕ СВЯЗИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ.
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОГОВОРЫ
 
Статья 36. Международные связи политических партий
Политические партии в соответствии с их уставом имеют право поддерживать связи с политическими партиями, международными и иными организациями других государств, а равно присоединяться к их деятельности.
 
Статья 37. Международные договор
Договоры политических партий с политическими партиями других стран, а равно международными и иными организациями других государств не должны противоречить Конституции и законам Республики Беларусь, а также международным договорам, ратифицированным Республикой Беларусь.
Если международным договором Республики Беларусь установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем Законе, применяются международные договоры.
 

Раздел VIII

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 38. Вступление настоящего Закона в силу

Настоящий Закон вступает в силу через десять дней после его официального опубликования, кроме раздела IVI «Государственное финансирование уставной деятельности политических партий».

Указанный раздел вступает в силу после проведения очередных парламентских выборов.

Статья 39. Гарантии деятельности политических партий

Политические партии, зарегистрированные в установленном порядке, сохраняют свою легитимность и подлежат перерегистрации на основании норм настоящего Закона.

Новые политические партии создаются в соответствии с требованиями настоящего Закона.

Статья 40. Обеспечение положений настоящего Закона

Ответственность за реализацию настоящего Закона возлагается на Правительство и Министерство юстиции Республики Беларусь.

Михаил Иванович Пастухов

Belarusian social democratic party (Hramada)

ДЕ — ЮРЕ. КАКУЮ КОНСТИТУЦИЮ НАМ ПРЕДЛАГАЮТ?

Доктар юрыдычных навук, экс суддзя Канстытуцыйнага суда РБ, старшы саветнік юстыцыі,
сябар ЦК БСДП (Грамада), кіраўнік экспертна-аналітычнай групы БСДП (Грамада)

Часть 4. Местное самоуправление. Уполномоченный по правам человека. Контрольная палата. Прокуратура

Продолжаем изучать проект Конституции, представленный группой под руководством Анатолия Лебедько.

Местное самоуправление (ст.ст.147 – 156)

По сравнению с Конституцией 1994 года, в которой раздел V называется «Местное управление и самоуправление», в проекте предлагается название «Местное самоуправление». Текст раздела переписан заново и увеличился в объеме.

В статье 147 проекта вводится термин «грамада» применительно к гражданам, проживающим на территории единицы местного самоуправления. Такое сообщество наделяется правом «…самостоятельно и под свою ответственность решать вопросы местного значения». На местное население возлагается обязанность участвовать в различных формах самоуправления.

Можно ли рассчитывать, что эти формальные изменения как-то повлияют на статус местного сообщества? На мой взгляд, маловероятно.

Сложной для понимания является статья 148 проекта, согласно которой разграничение полномочий между органами государственной власти и органами местного самоуправления, а также между органами местного самоуправления разного уровня регулируется законом «…на основе принципов субсидиарности и соразмерности ресурсов объему полномочий».

Что значит «…на основе принципов субсидиарности и соразмерности ресурсов объему полномочий»? В Википедии разъясняется, что субсидиарность (от лат. subsidiarius – вспомогательный) используется в разных сферах деятельности, в том числе: финансовой (налоговой), менеджменте, информатике, государственном устройстве.

Применительно к последней сфере субсидиарность означает, что центральные органы власти делегируют местным органам определенную часть полномочий. Так, Европейская хартия местного самоуправления, действующая в странах- членах Совета Европы, закрепляет следующую норму: «Органы местного самоуправления в пределах, установленных законом, обладают полной свободой действий для реализации собственной инициативы по любому вопросу, который не исключен из сферы их компетенции и не находится в ведении какого-либо другого органа власти» (ст.4).

Что касается «соразмерности ресурсов объему полномочий», то, видимо, речь идет о том, что на местном уровне должно оставаться больше средств для самореализации. Для этого предлагается скорректировать финансовое положение «единиц» посредством налогообложения и выделения дотаций, субсидий и субвенций (ч.2 ст.148 проекта).

Из статьи 149 проекта следует, что представительные органы местного самоуправления остаются без названия (как впрочем, и исполнительные органы местного самоуправления). Такая работа над законопроектом называется «переложить ответственность на других», а именно тех, кто будет разрабатывать новые законы о местном самоуправлении и новом административно-территориальном устройстве страны.

Почему бы не решить этот вопрос на конституционном уровне? Почему не используется наследие белорусской государственности? Например, можно назвать представительные органы на местах «соймиками» или «местными Радами».

Сомнение вызывает закрепление в Конституции даты очередных выборов в представительные органы (ч.2 ст.149). На практике это положение не будет соблюдаться, поскольку допускается проведение досрочных выборов.

Интерес представляет статья 150 проекта, в которой определяется исключительная компетенция представительных органов местной власти. Она, в принципе, повторяет нынешнюю компетенцию местных Советов депутатов, за некоторыми уточнениями. Так, представительные органы наделяются правом утверждать структуру исполнительного органа, избирать руководителя исполкома, отменять решения исполкома в случае несоответствия их законодательству, принимать устав и утверждает символ «единицы местного самоуправления».

С предложенными уточнениями можно согласиться, как и с необходимостью подчинения исполкомов органам представительной власти. Однако остается без регулирования вопрос о том, кто формирует исполнительные органы власти, ничего не говорится о статусе городов как административно-территориальных единиц, о возможности выборов мэров городов в результате прямых выборов.

Не следует также забывать, что разработчики проекта Конституции выступают за предоставление Правительству и соответствующим министерствам права назначать своих уполномоченных представителей для контроля «…за единообразием исполнения актов законодательства органами местного самоуправления» (ст.124 и ст.128).

Несмотря на дописку, что «уполномоченные представители» не вправе вмешиваться в компетенцию органов местного самоуправления (ч.2 ст.128), можно предположить, что они будут довлеть над органами местной власти и понуждать их советоваться с «товарищами из Центра». К тому же для «уполномоченных» придется выделять офисы, персонал, жилье, машины и др.

Уполномоченный по правам человека (ст.ст.157 – 161)

На месте главы о Конституционном суде, которую разработчики проекта Конституции «втиснули» в главу «судебная власть», предлагается глава 7 «Уполномоченный по правам человека».

Согласно статье 158 проекта, на должность уполномоченного по правам человека может быть избран гражданин не моложе 35 лет, «…имеющий познания в области права, опыт правозащитной деятельности и обладающий высокими моральными качествами». Он избирается Верховным Советом на 6 лет и не более чем на два срока.

На мой взгляд, нелогично выглядит то, что парламент избирает должностное лицо на срок, превышающий его мандат. Если уполномоченный по правам человека – выборная должность при парламенте, то он должен избираться не более чем на пять лет.

Среди полномочий уполномоченного (ст.159 проекта) нет самого существенного, а именно: выносить заключения по существу жалобы и предлагать государственным органам, органам местного самоуправления, руководителям предприятий, учреждений и организаций восстановить гражданина в нарушенных правах.

Полагаю, что в Конституции целесообразно предусмотреть наличие заместителей уполномоченного по основным направлениям его деятельности. Это позволит в будущем законе закрепить коллективный и специализированный характер деятельности уполномоченного по правам человека.

Контрольная палата Республики Беларусь (ст.ст.162 – 165)

Обращает на себя внимание то, что разработчики неполно отразили назначение Контрольной палаты по сравнению с Конституцией 1994 г. (ст.137). В частности, не указали, что Контрольная палата призвана также осуществлять контроль за исполнением актов Верховного Совета, регулирующих отношения государственной собственности, хозяйственные, финансовые и налоговые отношения.

В качестве упущения в правовой регламентации Контрольной палаты следует отметить, что не определяется количественный состав Контрольной палаты, а также не указаны требования, предъявляемые к кандидатам.

Некорректной является формулировка статьи 164 проекта, где говорится о контроле «…за деятельностью Совета Министров и других органов государственного управления, Национального банка, иных государственных организаций».

Зачем прямо называть государственные органы, если имеется отсылка на другие органы и организации? Не лучше ли указать, что Контрольная палата действует по поручениям Верховного Совета, его Президиума и постоянных комиссий.

Прокуратура Республики Беларусь (ст.ст.166 – 168)

Изучение статьи 166 проекта позволяет утверждать, что разработчики существенно ограничили сферу надзора прокуратуры. В частности, они упразднили так называемый общий надзор за соблюдением законности в деятельности государственных органов, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан.

В предлагаемой редакции статьи надзор остается лишь за исполнением законности в деятельности органов дознания и предварительного следствия, в местах предварительного заключения и местах лишения свободы. Прокуратура также поддерживает обвинение по уголовным делам, принимает меры по защите прав и свобод граждан, «…законных интересов юридических лиц».

На мой взгляд, в новых условиях, когда потребуется восстановить законность во всех сферах деятельности, без участия прокуратуры сделать это будет сложно. Поэтому упразднять функцию осуществления всеобщего надзора считаю преждевременно.

Обращает на себя внимание сумбурное, с отступлениями от действующего законодательства, изложение функций прокуратуры. Так, некорректной представляется формулировка «законные интересы юридических лиц». Кто будет определять законность этих интересов? Должны ли прокуроры становиться «покровителями» юридических лиц государственной формы собственности, как это имеет место сейчас?

К полномочиям прокуроров в проекте Конституции относится «расследование преступлений» (замечу, что в Конституции 1994 г. используется более точная формулировка «предварительное следствие». – Авт.).

На мой взгляд, имеется противоречие в логике разработчиков относительно назначения и подотчетности Генерального прокурора. С одной стороны, кандидатура Генпрокурора вносится Президентом (ст.167), а с другой стороны, Генпрокурор подотчетен Верховному Совета (ст.168).

Станет ли в таких условиях Генеральный прокурор независимым в своих действиях? Может ли Верховный Совет освободить его от должности? По всей видимости, нет, так как в процесс вмешается Президент. А может ли Президент отказать в доверии Генпрокурору и, как следствие, предложить другую кандидатуру? Вполне может. Однако Парламент предложение Президента может отклонить, вступив с ним в затяжной конфликт.

Следует также учитывать, что Генпрокурор получает неограниченные полномочия по управлению «своим ведомством». В частности, он может назначать и освобождать от должности всех прокурорских работников, включая своих заместителей. Он может инициировать возбуждение уголовных дел в отношении любых должностных лиц, включая министров, депутатов, судей. Он не ограничен в сроках переназначения на должность.

После прочтения главы 9 «Прокуратура Республики Беларусь» остается открытым вопрос о месте нахождения органов предварительного следствия. Если исходить из предлагаемой редакции главы, то прокуратура может также создать следственный аппарат.

В этой связи выясняется, что в проекте Конституции не хватает главы об органах предварительного следствия, а также о спецслужбах, об армии.

*   *  *

В качестве обобщения по вышеназванным частям проекта Конституции можно отметить следующее:

— в части регламентации местного самоуправления следует определиться с названием этих органов, исключить термины, нуждающиеся в разъяснении, более четко закрепить гарантии финансовой самостоятельности «единиц местного самоуправления»;

— уполномоченный по правам человека должен иметь нескольких заместителей по направлениям деятельности; он вправе составлять заключение по результатам изучения жалоб от граждан, чьи права и свободы нарушены решениями (действиями) органов власти и должностных лиц;

— в отношении Контрольной палаты следует определить ее численный состав, а также указать требования, предъявляемые к кандидатам на должности членов этой палаты;

— в деятельности прокуратуры следует сохранить общий надзор за законностью; Генпрокурор, как и его заместители, должны самостоятельно избираться Парламентом; в структуре органов прокуратуры целесообразно сохранить следственные подразделения.

(В следующей публикации речь пойдет о действии Конституции и порядке внесения в нее изменений и дополнений, а также о «переходных и заключительных положениях»).

Михаил Иванович Пастухов.

Belarusian social democratic party (Hramada)

КАКУЮ КОНСТИТУЦИЮ НАМ ПРЕДЛАГАЮТ?

Доктар юрыдычных навук, экс суддзя Канстытуцыйнага суда РБ, старшы саветнік юстыцыі, сябар ЦК БСДП (Грамада), кіраўнік экспертна-аналітычнай групы БСДП (Грамада).

Часть 1. Преамбула. Основы конституционного строя. Права, свободы и обязанности человека

10 марта с.г. рабочая группа под руководством Анатолия Лебедько на пресс-конференции представила свой проект Конституции (https://kanstytucyja.online/constitution/). Ознакомление с текстом проекта Конституции позволяет высказать ряд суждений.

Общие замечания

Авторы-разработчики, по сути, сделали заявку на подготовку новой Конституции. Однако на деле они лишь переписали на свой манер текст Конституции 1994 года. При этом количество статей из 149 увеличилось до 189. Некоторые статьи носят весьма объемный характер и нуждаются в корректировке. Глава «Конституционный суд Республики Беларусь» упразднена, а ее содержание частично перенесено в главу «Судебная власть». Название ряда разделов и глав изменено. По примеру действующей редакции Конституции появился раздел IX «Переходные и заключительные положения», в котором устанавливается порядок принятия Конституции и определяются меры по ее реализации.

Преамбула

Вводная часть проекта излагается от имени народа Беларуси. Этим подчеркивается как бы народный характер новой Конституции, с одной стороны, и возможность ее принятия через референдум, с другой стороны.

На мой взгляд, текст преамбулы написан на должном уровне, с отражением белорусской истории, самобытности страны и ее устремлений к лучшей жизни. Однако это еще не означает, что надо изменять текст нынешней преамбулы. Она также тщательно прописана и является украшением Конституции 1994 года.

Раздел I. «Основы конституционного строя»

Это – базовый раздел Конституции, где сосредоточены наиболее значимые положения. В предлагаемом проекте число таких положений увеличилось с 20 до 26. Изменилось также их содержание. Дадим выборочную оценку.

В статье 1 проекта Республика Беларусь признается суверенным правовым демократическим унитарным государством. По сравнению с действующей редакцией добавилось слово «суверенным», но исключено слово «социальным».

Вроде бы мелочь: слово добавили, слово убрали, но при этом характеристика белорусского государства изменилась не в лучшую сторону. Дело в том, что любое государство по определению является суверенным, но не каждое является социальным. В новых условиях нам, белорусам, нужно создать не только демократическое и правовое государство, но и социальное, которое призвано существенно улучшить жизнь людей.

Самое интересное, что далее, в статье 17 проекта написано, что Республика Беларусь является социальным государством, в котором реализуется принцип социальной справедливости. Тогда на каком основании из статьи 1 исключили указание на социальную направленность белорусского государства?

В статье 5 проекта провозглашается, что народ и каждый гражданин имеет право на сопротивление угнетению со стороны власти. Однако это – не панацея от диктатуры. И сейчас в Конституции запрещаются любые действия по достижению власти насильственными методами (ст.3) и установлена суровая уголовная ответственность за такого рода действия (ст.357 УК). Важно не только записать, но и обеспечить на практике.

В статье 8 проекта, посвященной административно-территориальному устройству, нет указания на то, каким оно должно быть. Содержится лишь отсылка на закон. Между тем, в Конституции должны быть заложены основы будущего административно-территориального устройства. Без этого трудно будет принять соответствующий закон.

С правовой точки зрения имеются претензии к формулировке статьи 9 проекта: «В Республике Беларусь устанавливается верховенство права и закона». Здесь необходимо определиться, что надо утверждать в новой Беларуси: верховенство права, как это происходит сейчас, или верховенство законов, когда органы власти и должностные лица должны подчиняться исключительно законам, а не любым предписаниям власти? Ответ очевиден и, значит, надо четко сформулировать принцип верховенства законов.

Представляется некорректной формулировка статьи 13 проекта: «Средствам массовой информации гарантируется свобода слова». Прежде всего, в свободе слова нуждаются граждане, и лишь потом – СМИ как юридические лица.

На мой взгляд, некорректными являются формулировки в статье 14 («В Республике Беларусь обеспечивается равенство частной, государственной и коммунальной собственности»), статье 15 («Труд защищается в Республике Беларусь…»), статье 16 («Закон защищает членов семьи, гарантирует их права и обязанности»), статье 18 («В Республике Беларусь признается ценность образования…»), статье 19 («Государство охраняет здоровье людей, стимулирует заботу каждого о состоянии своего здоровья…»).

Характерно, что в следующем разделе проекта о правах, свободах и обязанностях человека многие из положений раздела 1 повторяются и детализируются, что неоправданно с позиции нормотворческой техники.

Следует обратить внимание на то, что разработчики предлагают изложить в новой редакции принцип нейтралитета и безъядерного статуса Беларуси. Вместо формулировки части 2 статьи 18 Конституции 1994 года («Республика Беларусь ставит целью сделать свою территорию безъядерной зоной, а государство – нейтральным») они предлагают записать: «Беларусь стремится к статусу постоянного нейтралитета. Территория государства свободна от ядерного оружия» (ч.2 ст.24).

На мой взгляд, в такой редакции имеется подмена смысла статьи 18 Конституции. Если мы стремимся сделать территорию страны безъядерной зоной, то в ней не должно быть не только атомного оружия, но и атомных электростанций. Полумеры здесь недопустимы. Что касается нейтралитета, то он не может быть временным или постоянным. Он должен быть реальным. Это означает, что государство не может входить в какие-то вооруженные группировки с другими государствами. Однако сейчас Беларусь является членом ОДКБ, что нарушает принцип нейтралитета. Да и постоянные учения с российскими вооруженными силами тоже противоречат принципу нейтралитету страны.

Если говорить об улучшении редакции данной нормы Конституции, то надо прямо записать: «Республика Беларусь является безъядерной зоной, а также придерживается принципа нейтралитета. Беларусь не входит ни в какие военные союзы».

Разработчики предлагают на будущее время сохранить два государственных языка: белорусский и русский. При этом они допускают принятие мер «…по расширению белорусского языка для последующего придания ему в Конституции статуса единственного государственного языка» (ст.25).

Считаю, что такой подход является отступлением от положений Декларации о государственном суверенитете Беларуси от 27 июля 1990 г. Согласно ст.1 Декларации, Республика Беларусь – «…суверенное государство, утвердившееся на основе осуществления белорусской нацией ее неотъемлемого права на самоопределение, государственности белорусского языка, верховенства народа в определении своей судьбы». Такой подход получил закрепление в Законе “Аб мовах у Беларускай ССР” от 26 января 1990 г., а позднее – в Конституции 1994 г. (ст.17).

На мой взгляд, положение о едином государственном языке необходимо сохранить как свидетельство уважения языка титульной нации, который отражает дух и самобытность белорусского народа. В целях постепенного расширения сферы белорусского языка можно принять поэтапную программу его развития.

Что касается закрепления государственной символики, то разработчики высказались за бело-красно-белый флаг и герб “Пагоня”, а также предложили девиз государства “Жыве Беларусь”. Однако они не указали, какой должен быть государственный гимн.

В этой связи предлагаю на выбор три варианта:  “Магутны Божа” (на стихи Натальи Арсеньевой), “Ваяцкі марш” (“Мы выйдзем шчыльнымі радамі”) на стихи Макара Кравцова или «Жыве Беларусь» (на стихи Леонида Пранчака).

Раздел II «Права, свободы и обязанности человека»

Редакция этой части проекта представляет собой переработанный раздел II «Личность. Общество. Государство» (ст.ст.21 – 63). В результате он стал более объемным, в том числе и по количеству статей (ст.ст.28 – 77).

Полагаю, что в такой переработке нет необходимости, поскольку в своей основе раздел II Конституции соответствует общепризнанным стандартам в области прав человека.

С разработчиками можно согласиться в том, что предложенное ими название более точно отражает содержание раздела. Тем не менее, оно нуждается в уточнении: в начале следует добавить слово «основные», а в конце дописать «…и гражданина». Это – принципиально, так как Конституция закрепляет лишь основные права, свободы и обязанности и говорит не вообще о людях, а о гражданах – «своих людях».

Первая статья раздела (ст.28) провозглашает, что «Все люди свободны и равны в своих правах». Однако это ничто иное, как банальное и не совсем точное изложение статьи 1 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. Как впрочем, и часть вторая этой статьи: «Основные права и свободы неотъемлемы и принадлежат человеку от рождения». При этом необходимо разъяснить, какие права и свободы относятся к «основным».

Редакция третьей части статьи 28 проекта сомнительна по своей сути: «Достоинство личности является неприкосновенным и абсолютным правом, которое подлежит охране и после смерти человека». Да, достоинство человека должно защищаться. Однако едва ли достоинство является правом, тем более, абсолютным.

Равным образом некорректно писать (в статье 29 проекта), что «права и свободы человека обязательны для власти (…) как непосредственно действующее право». С правовой точки зрения обязательными являются не права человека (например, право на жизнь, на свободу, на неприкосновенность), а нормы, в которых они сформулированы.

На мой взгляд, некорректной является и формулировка статьи 31 проекта: «До вынесения судебного постановления не допускается задержание и содержание человека под стражей более 48 часов». Лучше записать: «Всякий задержанный и арестованный по подозрению в совершении преступления должен быть доставлен в суд в течение 48 часов для принятия решения о заключении под стражу или о его освобождении».

Критической оценки заслуживает формулировка статьи 36 проекта: «В Республике Беларусь по решению суда допускается конфискация имущества, нажитого незаконным путем, как часть стратегии противодействия коррупции». Зачем такая «добавка»? И что значит «незаконным путем»? И зачем писать о конфискации имущества в Конституции?

Полагаю, что нельзя категорично утверждать: «Жилище неприкосновенно» (ст.37 проекта). Следует указать, как в статье 29 Конституции 1994 г., что допускаются случаи принудительного вторжения в жилище при наличии к тому законных оснований.

На мой взгляд, вызывает сомнение норма о праве гражданина Беларуси иметь гражданство другого государства. Это может представлять угрозу для национальной безопасности страны со стороны более сильного государства (например, России).

В статье 53 проекта гражданам предоставляется право на труд и свободу труда. Что значит «свобода труда»? Каким образом свобода труда сочетается с правом на труд? Также непонятно, что это за меры принуждения к труду «…нормативного, экономического и психологического характера». Надо ли об этом писать в Конституции?

В статье 58 проекта непонятно содержание права на личную инициативу. В чем она может выражаться и как государство должно ее гарантировать? Стоит ли закреплять такое право с тем, чтобы потом заниматься «инициативами граждан»?

В статье 61 проекта требуют уточнения следующие формулировки: «Граждане имеют право на достойное социальное обеспечение в старости…»; «Государство обеспечивает людям с инвалидностью достойные условия для лечения, реабилитации, обучения, трудоустройства, адаптации, мобильности, доступности объектов социальной инфраструктуры и услуг, предпринимает необходимые меры для устранения препятствий и барьеров на пути их  полноценного участия в жизни общества». Что означает уровень достойного социального обеспечения, реабилитации, обучения, трудоустройства, адаптации? Как потом органам власти выходить из тисков этих требований?

В статье 63 проекта каждому гарантируется право пользоваться родным языком, выбирать язык общения. В то же время закрепляется два государственных языка, что на практике может снова привести к дискриминации белорусского языка.

В объемной статье 72 проекта о праве граждан на судебную защиту нет упоминания о праве обвиняемого в совершении преступления на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей. В то же время имеется сомнительная в своей правомерности формулировка: «Виновные в незаконном лишении права на судебную защиту преследуются по закону».

Думается, что пространное изложение прав, свобод и обязанностей граждан мало в чем улучшает правовой статус человека и гражданина. Тем более, что ряд предложенных норм нуждается в уточнении и лучшей редакции.

(Анализ остальных разделов проекта Конституции — в следующей части публикации).

Доктар юрыдычных навук, экс суддзя Канстытуцыйнага суда РБ, старшы саветнік юстыцыі, сябар ЦК БСДП (Грамада), кіраўнік экспертна-аналітычнай групы БСДП (Грамада)

ДЕ-ЮРЕ. КАКУЮ КОНСТИТУЦИЮ НАМ ПРЕДЛАГАЮТ?

Часть 2. Выборы. Референдум

Продолжаем анализировать проект Конституции, подготовленный рабочей группой под руководством Анатолия Лебедько.

Выборы (ст.ст.78 – 88)

Авторы-разработчики переписали на свой манер главу 1 «Избирательная система», изменив ее название на «Выборы». Посмотрим, чего они в результате добились.

Статья 78 проекта посвящена принципу всеобщности выборов, в соответствии с которым в выборах участвуют все граждане страны, достигшие 18 лет, кроме некоторых категорий лиц. Одну из таких категорий составляют «…граждане, признанные судом не способными реализовать свои избирательные права в силу наличия у них психического расстройства».

Замечу, что в ст.64 Конституции 1994 г. предлагается более простая и короткая формулировка: «граждане, признанные судом недееспособными». И это лучше размытой и неточной редакции проекта по ряду причин.

Во-первых, суд не устанавливает способность граждан «… реализовывать свои избирательные права». Он лишь выносит решение о его дееспособности, то есть способности отдавать отчет о своих действиях и руководить ими. Во-вторых, недееспособность может быть следствием не только психических расстройств, но и слабоумия. Такие граждане проходят периодические переосвидетельствования и, в принципе, могут улучшить свое состояние.

Возникает вопрос: зачем разработчики переписывают все нормы Конституции? Что они этим хотят показать? Лично мое предположение – этим они хотят доказать, что речь идет о проекте новой Конституции. На самом дело, в своем творчестве авторы не отрываются от контента Конституции 1994 года.

Характерно, что формулировки многих норм проекта представлены с отступлениями от требований нормотворческой техники. Примерами могут быть статьи 79 и 80 проекта. Так, в статье 79 закрепляются свободные выборы. При этом в дополнение к основным положениям через точку с запятой дописывается пространная и ни к чему не обязывающая формулировка: «кандидаты и политические партии проводят избирательную кампанию в допускаемых законом формах без дискриминации, неправомерного воздействия, административных или бюрократических помех».

Статья 80 проекта еще больше уязвима для критики. В ней выборы провозглашаются «открытыми и гласными». Далее через двоеточие перечисляются признаки, подтверждающие такой характер выборов, в том числе: «создаются условия для национального и международного наблюдения; обеспечивается полное и оперативное информирование о результатах голосования».

Какую нагрузку несут эти общие слова? И что мешает обеспечить соблюдение этих требований сегодня? Какая может быть ответственность за их нарушение?

В тексте встречается немало декларативных утверждений, имеющих слабую правовую нагрузку. Один из примеров – статья 84 проекта, в части первой которой закрепляется следующее положение: «Процедура голосования, подсчета голосов и сведения результатов предусматривает защиту от фальсификаций или манипуляций и обеспечивает точное отражение воли избирателей в итогах выборов».

На мой взгляд, это — банальные утверждения, ничем не обеспечиваемые на практике.

Статья 86 посвящена порядку формирования Центральной избирательной комиссии и иных избирательных комиссий. В частности, предлагается избирать ЦИК путем равного представительства от Президента, Верховного Совета и Верховного суда.

Однако такой порядок вызывает ряд вопросов. Во-первых, чем объясняется допуск к формированию ЦИК Президента и Верховного суда? Ведь они могут быть заинтересованы в исходе выборов: Президент — в победе на повторных выборах или в «передаче дел» своему преемнику, а Верховный суд – в лоббировании угодных кандидатов на должности судей. Во-вторых, на каком основании срок каденции членов ЦИК растягивается на 6 лет, если сам Парламент избирается на 4 года? В-третьих, зачем проводить ротацию состава ЦИК каждые три года? Очевидно, что при этом будут «выбраковываться» неугодные руководству ЦИК члены.

И самая главная претензия к предложенному порядку состоит в том, что к формированию ЦИК не допускаются политические партии как основные субъекты избирательных кампаний. Почему бы не предусмотреть формирование ЦИК за счет равного представительства от политических партий? Это повысило бы роль партий в ходе выборов, а сами выборы стали бы более открытыми и справедливыми. Представители партий через избиркомы могли бы контролировать процесс голосования. В таком случае председателем ЦИК мог бы стать, например, председатель Конституционного или Верховного суда, а равно иной судья по выбору представителей партий в ЦИК.

Не меньшее удивление вызывает порядок формирования избирательных комиссий нижестоящего уровня, а именно: комиссиями вышестоящего уровня (ч.7 ст.86 проекта). Как это может быть реализовано на практике с учетом того, что все избирательные комиссии должны быть подотчетны ЦИК? По всей видимости, от ЦИК будет «спущена» директива местным органам власти подготовить соответствующее количество кандидатур в избирательные комиссии от исполкомов и местных судей. В целях антуража их могут «разбавить» представителями от партий и иных общественных организаций. Председателями избирательных комиссий, как водится, станут «надежные люди» из местной номенклатуры. В результате опять получится централизованная система избирательных комиссий, независимая ни от кого, кроме вышестоящего начальства.

Трудно согласиться с нормой статьи 87, что ЦИК будет определять дату выборов Парламента, Президента и местных представительных органов. При этом даты очередных выборов прописаны в проекте Конституции. Однако вопрос о дате может возникнуть при назначение досрочных выборов. Понятное дело, что при его решении руководство ЦИК будет «советоваться» с заинтересованными субъектами, в том числе Президентом. Все повторится сначала и начнутся поиски «удобных дат».

Равным образом не хочется соглашаться с тем, что выборы предлагается считать состоявшимися при любой явке избирателей (ст.88). В этой связи можно представить выборы в районный Совет депутатов, когда придут лишь сторонники кандидатов в депутаты и разделят депутатские места. Зачем превращать выборы как праздник демократии в профанацию? Очевидно, что порог минимальной явки необходимо установить, хотя бы на уровне 25% от общего числа избирателей округа.

Сам стиль изложения материала оставляет желать лучшего. К примеру, попробуйте уяснить смысл следующей нормы: «Изменение избирательного законодательства принимается Верховным Советом двумя голосованиями, разделенными выборами в Верховный Совет» (ч.2 ст.88 проекта).

На самом деле остается неясным, каким будет новое избирательное законодательство. Ничего не говорится о переходе на смешанную избирательную систему при выборах в Парламент и местные представительные органы. Если заглянуть в самый конец проекта Конституции, то можно прочитать, что для проведения новых выборов потребуется еще внести изменения и дополнения в Избирательный кодекс. То есть, новые выборы предлагается проводить по ранее действовавшему и не оправдавшему себя Избирательному кодексу от 11 февраля 2000 года (с изменениями и дополнениями).

Что называется, приехали: нам предлагают как бы новую Конституцию, а выборы собираются проводить по старому нелегитимному законодательству.

Референдум (ст.ст. 89 – 94)

Разработчики проекта Конституции предоставляют право назначать национальные (республиканские) референдумы Президенту, хотя и по предложению Верховного Совета или группы граждан в количестве не менее 250 тысяч человек (ст.91).

Это означает, что депутаты Парламента будут бить челом перед Президентом и просить его назначить референдум по каким-то вопросам. Что касается инициативы граждан (скажем, приостановить деятельность БелАЭС), то опять же придумают сложный порядок сбора подписей избирателей. В результате могут снова возникнуть проблемы со сбором подписей под неугодными властям вопросами.

К тому же Президент может стать «в позу» и отказаться назначать референдум по предлагаемым вопросам. Кто может заставить Президента подчиниться воле Верховного Совета или инициативной группы граждан?

Разработчики предусмотрели такой вариант и допускают возможность обращения в Конституционный суд (п.4 ст.130 проекта). Представим, что в результате разбирательства суд примет решение о неконституционности отказа в назначении референдума. Однако Президент может потребовать изменить формулировку вопроса или предложит отложить проведение референдума в связи с какими-то обстоятельствами. И ничего не сделаешь.

Удивление вызывает также норма, что через референдум решаются вопросы об изменении территории Беларуси (ч.3 ст.93). Однако решение вопросов об изменении границ государств происходит на уровне международных договоров, обычно после военных конфликтов. Всенародное голосование не поможет вернуть «отобранные» земли.

Перечень вопросов, которые не могут выноситься на референдум, по сути, повторяет список, закрепленный в статье 112 Избирательного кодекса. В частности, на национальный референдум не могут выноситься вопросы о принятии и изменении бюджета, установлении, изменении и отмене налогов, сборов (пошлин), об амнистии, о помиловании (ч.4 ст.93).

Замечу, что указанные вопросы были оставлены как менее значимые для власти из списка, ранее установленного в Законе «О референдуме (народном голосовании) в Республике Беларусь» от 13 июня 1991 г. Тогда запрещалось выносить на республиканские референдумы следующие вопросы: 1) «нарушающие неотъемлемые права народа Республики Беларусь на суверенную национальную государственность, государственные гарантии существования белорусской национальной культуры и языка»; 2) «могущие вызвать нарушение территориальной целостности Республики Беларусь»; 3) «о принятии чрезвычайных и неотложных мер по охране общественного порядка, защите здоровья и безопасности населения, о налогах, о бюджете, об амнистии, помиловании»; 4) «связанные с назначением и освобождением должностных лиц, относящиеся к компетенции Верховного Совета Республики Беларусь»; 5) «касающиеся выполнения обязательств, вытекающих из международных договоров Республики Беларусь».

Вообще следует признать, что такие конкретные вопросы нецелесообразно прописывать в Конституции, поскольку может возникать необходимость их изменения и дополнения. Лучше это делать на уровне соответствующих законов.

Разработчики полагают, что референдумы, как и выборы, можно считать состоявшимися при любой явке избирателей. Достаточно, чтобы за предложенные вопросы или против них проголосовало более половины граждан, принявших участие в голосовании». (ст.94 проекта).

На мой взгляд, разработчики своим подходом намерены еще больше выхолостить референдум как форму всенародного волеизъявления. Они, видимо, понимают, что на референдумы без принуждения никто особенно не будет ходить. И что тогда делать? Отменить требование к явке избирателей, значит, превратить референдум в фикцию. Не проще ли перестать манипулировать мнением электората и отказаться от так называемых референдумов? Правда, в таком случае не получится принять проект новой Конституции, который разработчики собираются вынести на референдум.

*       *         *

Оценивая представленный проект раздела III Конституции под названием «Выборы. Референдум», можно сделать следующие выводы.

Во-первых, разработчики без достаточных к тому оснований переписали соответствующие нормы раздела III Конституции 1994 года на свой манер, увеличив объем статей и их количество (в главе 1 – на две статьи).

Во-вторых, предложена сомнительная процедура формирования Центральной избирательной комиссии и нижестоящих избирательных комиссий. Политические партии не получили дополнительных гарантий участия в формировании этих комиссий. В результате может сложиться централизованная система избирательных комиссий, что противоречит демократическим принципам выборов.

В-третьих, вопреки требованиям времени, не предлагается смешанная система выборов, при которой часть мест в Парламенте и местных представительных органах замещается по мажоритарным (одномандатным) округам, а другая часть – по пропорциональным (партийным) спискам. Во всяком случае, об этом ничего не говорится.

В-четвертых, разработчики предлагают считать выборы состоявшимися при любой явке избирателей, что нельзя признать оправданным в условиях демократии.

В-пятых, республиканские референдумы будут назначаться Президентом, что свидетельствует о главенствующей роли Президента в системе органов власти. Такое право было предоставлено Президенту в новой редакции Конституции, незаконно введенной по итогам ноябрьского референдума 1996 года.

В-шестых, в перечень вопросов, которые не могут выноситься на республиканский (национальный) референдум, включены те же никчемные вопросы, которые закрепляются в Избирательном кодексе от 11 февраля 2000 г. Это позволяет властям назначать референдумы по вопросам, угрожающим национальным и культурным ценностям белорусского народа, правам и свободам граждан.

В-седьмых, разработчики предлагают считать референдум состоявшимся, как и выборы, при любой явке избирателей. Это будет способствовать тому, что власти могут через референдумы принимать угодные для себя вопросы, мобилизуя для участия своих сторонников. Вполне возможно, что на такой результат рассчитывают и разработчики проекта Конституции, который предполагается принять через референдум.

(В следующей части предметом анализа будет самый сложный и объемный раздел Конституции о системе органов власти).

Доктар юрыдычных навук, экс суддзя Канстытуцыйнага суда РБ, старшы саветнік юстыцыі, сябар ЦК БСДП (Грамада), кіраўнік экспертна-аналітычнай групы БСДП (Грамада)

ДЕ-ЮРЕ. КАКУЮ КОНСТИТУЦИЮ НАМ ПРЕДЛАГАЮТ?

Часть 3. Верховный Совет. Президент. Совет Министров. Судебная власть

Продолжаем анализировать проект Конституции, представленный группой под руководством Анатолия Лебедько, и сегодня пойдет речь о системе высших органов власти.

         Верховный Совет Республики Беларусь (ст.ст.95 – 109)

В качестве названия парламента страны предлагается «Верховный Совет. Численный состав нового Парламента — 220 депутатов (по Конституции 1994 г. – 260 депутатов. – Авт.). Весьма вероятно, это сделано для перехода к смешанной избирательной системе: половина мест в Парламенте может замещаться по прежней мажоритарной системе, а половина – по партийным спискам. Если это так, то следовало бы в разделе «Выборы. Референдум» указать о переходе на смешанную систему выборов, а в последующем внести изменения и дополнения в избирательное законодательство.

Непонятно, по каким соображениям разработчики решили уменьшить срок полномочий Верховного Совета до четырех лет (в Конституции 1994 г. — пять лет). На мой взгляд, это может ослабить позиции Парламента в отношениях с Президентом, который будет избираться на пять лет.

После закрепления срока полномочий Верховного Совета неожиданно говорится о его досрочном роспуске: как по инициативе самого Верховного Совета, так и по инициативе Президента (ст.98). В частности, Президент может распустить Верховный Совет в следующих случаях: 1) при двукратном отказе в утверждении кандидатуры, предлагаемой Президентом на должность Премьер-министра и при последовавшем после этого неизбрании кандидатуры, предложенной депутатами Верховного Совета; 2) при выражении двукратного вотума недоверия Совету Министров в течение года.

Хочется спросить разработчиков: почему они так неуважительно относятся к будущему Парламенту? Неужели нельзя предложить иную процедуру утверждения  Премьера (например, без участия Президента)? Что касается выражения вотума недоверия Правительству, то можно записать, что при повторном вотуме недоверия в течение года Правительство должно уйти в отставку.

Зачем устанавливать точные даты парламентских выборов, если имеется процедура досрочного роспуска Парламента (ст.98)? И зачем детально прописывать, в какие сроки должны назначаться досрочные выборы? Такое же замечание имеется по статье 99 проекта относительно случаев прекращения полномочий депутатов Верховного Совета. Такие вопросы целесообразно решать в соответствующих законах.

Ключевым моментом в статусе Верховного Совета является вопрос о его полномочиях. Он излагается в статье 101 проекта, в которой закрепляется 23 пункта полномочий Верховного Совета.

Прежде всего, бросается в глаза некорректность используемых формулировок. Например, «…назначает судей Конституционного Суда, Верховного Суда»; «…назначает на должность Уполномоченного по правам человека»; «…назначает на должность, освобождает от должности председателя и членов Контрольной Палаты…». Более подходящим, на мой взгляд, является термин «утверждает», «избирает».

Несогласие вызывает пункт 6 статьи 101 проекта: «…по представлению Президента Республики Беларусь назначает Премьер-министра, Генерального прокурора, председателя Правления Национального банка».

Во-первых, чем вызывается необходимость представления Президенту права вносить кандидатуру Премьер-министра? Ведь это право может реализовать сам Парламент, в частности, путем договоренностей между парламентскими фракциями. Тем более, что Премьер позднее представляет на утверждение Парламента весь состав Правительства.

Во-вторых, сомнение вызывает представление Президенту права вносить кандидатуры Генпрокурора и председателя Правления Нацбанка. Это «привязывает» указанных должностных лиц к Президенту и ограничивает возможности Парламента контролировать их деятельность. К тому же в целях обеспечения независимости и самостоятельности Прокуратуре и Нацбанку важнее находиться под покровительством Парламента, чем Президента.

В-третьих, следует учитывать, что «сращивание» Президента с Генпрокурором и председателем Нацбанка может привести к укреплению президентской власти, развязыванию репрессий против политических оппонентов, росту коррупции в системе органов власти.

На мой взгляд, неудачно изложен пункт 7 данной статьи: «…по предложению Премьер-министра утверждает состав Совета Министров, выражает доверие Совету Министров, принимает его отставку». Получается, что Верховный Совет не только утверждает состав Совета Министров, но и выражает ему доверие. А можно ли не утвердить состав Правительства или выразить ему недоверие? Очевидно, что можно. Значит, редакция данного пункта нуждается в корректировке.

Неуместным представляется пункт 14, согласно которому Верховный Совет «…проводит в соответствии с регламентом изучение и обсуждение любых вопросов, представляющих общественный интерес». Это связано с тем, что в тексте Конституции делается ссылка на регламент (подзаконный акт). Кроме того, через эту ссылку расширяется сфера деятельности Верховного Совета.

Заслуживает обсуждения вопрос о правомерности утверждения Парламентом по предложению Президента военной доктрины, объявлении войны и заключении мира (п.15). Как отмечается в статье 23 проекта Конституции, Республика Беларусь стремится к статусу постоянного нейтралитета, а здесь, в противоречие с данной нормой, Президент предлагает, а Верховный Совет утверждает военную доктрину и даже объявляет кому-то войну. Видимо, указанный пункт следует исключить из полномочий и Президента, и Парламента.

В пункте 18 статьи 101 проекта говорится о праве Верховного Совета принять решение о досрочном освобождении, смещении или отрешении Президента от должности. Такое нагромождение терминов может быть затруднительно для понимания граждан.

Вызывает удивление, что разработчики сократили количество субъектов, которые могут пользоваться правом законодательной инициативы, исключив из их числа постоянные комиссии Парламента, Верховный суд, Контрольную палату, Генерального прокурора (ст.106). В то же время они уменьшили численность инициативной группы граждан, которые наделяются таким правом (25 тысяч чел. по сравнению с прежними 50 тысяч чел.). Однако на практике данный субъект себя не проявил. Возможно, по той причине, что предусматривался ряд требований, которое следовало выполнить для реализации права законодательной инициативы.

Очевидно, что число субъектов законодательной инициативы следует увеличить, включив в список Конституционный суд, Уполномоченного по правам человека, политические партии и иные общественные объединения, местные органы самоуправления. Целесообразно также указать форму и порядок реализации этого права.

Говоря о статусе Верховного Совета, следует обратить внимание на то, что Президент вправе назначить своего представителя в Верховном Совете (п.22 ст.115 проекта).

Как это понимать? Мне представляется, что наличие такого права означает, что Президент занимает более высокое место во властной иерархии и может контролировать Верховный Совет. Это позволит Президенту влиять на депутатский корпус, формировать в нем группу влияния, задабривать депутатов «хлебными» должностями и, тем самым, лоббировать свои интересы в Парламенте. Можно предположить, что представитель Президента, имея влияние на депутатов, может позднее занять должность Премьер-министра или, на крайний случай, Генерального прокурора. В результате верховная власть превратится в «междусобойчик» во главе с Президентом.

Президент Республики Беларусь (ст.ст. 110 — 120)

Как и в Конституции 1994 года, главу о президенте разработчики проекта разместили после парламента. Однако по своим полномочиям президент находится на более высоком уровне, чем парламент.

         Согласно статьи 110 проекта, Президент является главой государства (в Конституции 1994 г. Президент являлся главой государства и исполнительной власти, то есть на него возлагалась ответственность за управление страной).

Далее в этой статье указывается, что Президент представляет Республику Беларусь в отношениях с другими государствами и международными организациями, а также «принимает меры по охране суверенитета Республики Беларусь, ее национальной безопасности и территориальной целостности».

Разработчики проекта среди требований к кандидату на должность президента, кроме возраста, оставили гражданство по рождению. Такое требование не называлось в Конституции 1994 года, но было включено в новую редакцию Конституцию, введенную по итогам референдума 1996 года.

Получается, что в разделе «Выборы. Референдум» разработчики пишут о равных избирательных правах и запрете какой-либо дискриминации граждан, а на должность президента допускают лишь граждан Республики Беларусь «по рождению». Это – ничто иное, как нарушение избирательных прав и дискриминация.

Почему бы среди требований к кандидату на эту должность не написать о проживании в Беларуси не менее 10 лет, владении белорусским языком, широкой известности и незапятнанной репутации, наличии медицинского заключения о допуске к высокой должности? Возраст для занятия должности президента целесообразно поднять до 45 лет. Можно установить и верхний предел для выдвижения, например, 65 лет.

На мой взгляд, президент должен избираться на четыре года и на один срок. Более того, целесообразно соблюдать гендерный баланс и чередовать избрание на должность президента мужчин и женщин. Это позволит избежать «прирастания» к должности, обеспечит обновление власти, формирование новых избирательных блоков и лидеров.

Недостатком редакции статьи 112 проекта следует признать и то, что не указан порядок выдвижения на должность президента (дается лишь отсылка на закон).

Как и в случае с Парламентом, определяющим моментом в статусе Президента являются его полномочия. Об этом говорится в статье 115 проекта.

         Согласно пункта 1 указанной статьи, Президент «…решает важнейшие вопросы внешней политики и осуществляет ее совместно с Советом Министров». Это означает, что Президент отвечает за внешнюю политику страны и привлекает к этой работе Правительство, и, прежде всего, Министерство иностранных дел. Он участвует в международных переговорах, подписывает их, вносит в Верховный Совет для ратификации. Не менее важно и то, что Президент назначает и отзывает дипломатических представителей Республики Беларусь в иностранных государствах и при международных организациях. Он же принимает верительные и отзывные грамоты дипломатических представителей иностранных государств и международных организаций; присваивает высшие дипломатические ранги и специальные звания.

На мой взгляд, этих полномочий  вполне достаточно для того, чтобы оказывать влияние и на Правительство, и на Верховный Совет. По сути, Министерство иностранных дел будет в большей степени подчиняться Президенту, чем Правительству, поскольку все служащие Министерства в скором времени станут протеже Президента, будут выслуживаться перед ним для получения должностей послов в «теплых странах» или высших дипломатических рангов и званий. Многие депутаты также будут рады поехать в зарубежные поездки, а еще больше — поехать послами в иностранные государства или перейти на «хлебные должности».

Широкие возможности открывает Президенту право назначать национальные (республиканские) референдумы (пункт 6). С одной стороны, депутаты Парламента вынуждены будут просить Президента назначить референдум по предлагаемым вопросам, как и инициативные группы граждан, собравшие не менее 250 тысяч подписей (что весьма проблематично при строгих требованиях к сбору подписей и возможном противодействии властей). С другой стороны, Президент может «торговаться» с инициаторами по поводу формулировок вопросов, а также даты проведения референдума. Он может предлагать для голосования «свои вопросы», может отказаться от назначения референдума.

Почему бы не предоставить право назначать республиканские референдумы Парламенту? Пусть Президент падает ниц перед депутатами, если захочет вынести на референдум какой-то вопрос. Так было по Конституции 1994 года (п.1 ст.83) и так должно быть в демократическом государстве, где решающую роль в жизни государства должен играть Парламент, а не Президент.

Парламент также может сам формировать состав Правительства, избирать высших должностных лиц, включая Генпрокурора и председателя Правления Нацбанка и даже Президента, если урезать его полномочия.

Разработчики дают Президенту право назначать на должности судей (впервые на пять лет) по представлению Национального совета правосудия. Однако как может Президент назначать судей, если он их не знает? Логичнее было бы это делать самому Национальному совету правосудия или предоставить такое право Министру юстиции.

Большую власть Президенту дает должность Главнокомандующего Вооруженными силами. Он получает право назначать высшее командование Вооруженных сил, а также присваивать высшие воинские звания. То есть, весь генералитет перейдет под командование Президента и будет выполнять его приказы. Это создает предпосылки для последующего захвата и удержания государственной власти, а равным образом для применения армии для разгона мирных акций протеста. При этом может возникнуть интересная ситуация, если Президентом станет женщина. Захочет ли она носить мундир, принимать парады? Не проще ли упразднить эту пустую должность?

Президенту разрешается сформировать свой офис (пункт 20). Как определить пределы деятельности этого «офиса»? Сколько нужно помощников, секретарей, охраны? Нужен ли личный врач, повар, портной, парикмахер? Сколько должно быть резиденций? Нужен ли автопарк, вертолет, самолет? Можно ли иметь управление делами, президентский фонд?

Разработчики предлагают сохранить при Президенте полусекретный Совет безопасности, который будет формировать сам Президент из числа своих генералов и «силовых министров». В результате эти министры перейдут на службе к Президенту, образовав второй (или первый) ярус Правительства, который будет прирастать за счет создания «консультативно-совещательных органов». Можно ожидать, что со временем «офис Президента» снова образует администрацию и управление делами Президента.

Для реализации своих полномочий Президент вправе издавать указы и распоряжения, имеющие обязательную силу на территории страны (ст.116). Формально президентские акты не должны противоречить Конституции и законам. В качестве дополнительной гарантии законности указов разработчики предлагают скреплять их подписью Премьер-министра или соответствующего министра (ч.3 ст.116). На практике это требование может превратиться в формальность и приведет к еще большей зависимости Премьера и министров от Президента. Опять начнется «перетягивание каната» между Президентом и Парламентом.

Порядок досрочного освобождения Президента от должности, как и смещения его с должности и отрешения от должности, предусмотренный статьей 118 проекта, сложный и практически нереализуемый. Хотя бы потому, что собрать 2/3 голосов депутатов для принятия решения будет затруднительно (представитель от Президента и его «команда» будут этому всячески препятствовать). Трудно будет рассчитывать на объективность специального прокурора, которому Верховный Совет поручит проводить расследование по факту совершения Президентом измены государству или иного тяжкого преступления, поскольку Генпрокурор, по Конституции, — креатура Президента. Расследование дела может растянуться на длительный срок или будет прекращено в связи с недоказанностью каких-то обстоятельств.

В итоге Президент становится всевластной и неподсудной фигурой. Он вполне может рассчитывать, что проведет на высоком олимпе два срока по пять лет. Позднее он может «вручить» должность президента своему протеже, а сам пересесть в должность Премьер-министра, укрепив «круг власти».

Мне лично непонятно, какими мотивами руководствуются разработчики проекта Конституции, когда сохраняют институт президентской власти со значительными полномочиями. Ведь можно обойтись без этой трагикомической должности. В лучшем случае можно учредить почетную должность президента на один срок с передачей «эстафетной палочки». Такого президента будут все любить, поскольку это будет авторитетный и порядочный человек.

Совет Министров Республики Беларусь (ст.ст.121 — 128)

По замыслу разработчиков, Правительство — Совет Министров Республики Беларусь – высший коллегиальный орган исполнительной власти (ст.121 проекта). Он будет нести ответственность перед Верховным Советом.

Главное лицо в Правительстве – Премьер-министр — избирается Верховным Советом по предложению Президента. До этого Президент должен провести консультации с руководителями парламентских фракций (почему не постоянных комиссий? – Авт.).

Такой порядок предполагает, что Президент может сразу предложить депутатам «свою» кандидатуру премьера. В случае несогласия руководителей парламентских фракций с предложенной кандидатурой Президент может предложить вторую, третью и четвертую кандидатуру. Конечно, он может согласиться и с кандидатурой, предложенной депутатами, если это будет отвечать его интересам. Более того, кто-то из депутатов, по предварительной договоренности, может внести желательную для Президента кандидатуру.

Как видим, предлагаемый порядок выдвижения кандидатуры премьера будет выгоден Президенту, поскольку он проведет на эту должность своего человека, и весьма вероятно, обеспечит угодный для него состав Правительства, который предлагается премьером.

Значит, Правительство на самом деле будет формироваться с участием Президента и лишь формально утверждаться Верховным Советом. К тому же реализация полномочий Президента, особенно во внешнеполитической, оборонной и правоохранительной сферах, приведет к подчинению Правительства указаниям Президента.

На мой взгляд, излишне детально прописана процедура решения вопроса о вотуме недоверия Правительству (ст.123). Она также подтверждает зависимость Правительства от воли Президента в сложных ситуациях. В случае, если Верховный Совет дважды в течение года выразит недоверие Совету Министров, то Президент может распустить Верховный Совет. При этом Совет Министров продолжает свою работу до формирования нового состава Верховного Совета. Значит, в этот период страна будет оставаться без Парламента, что позволит исполнительной власти укрепиться и организовать досрочные выборы в Верховный Совет на выгодных для себя условиях.

Считаю, что с позиции конституционной законности такая ситуация (страна без парламента) недопустима. Это будет содействовать возрождению авторитаризма. Новый состав Верховного Совета не сможет восстановить прежний баланс властей. Более того, он окажется в сильной зависимости от исполнительной власти. В этой ситуации Президент может без труда утвердить свое главенствующее положение в системе власти.

В статье 124 проекта перечисляются полномочия Совета Министров в различных сферах деятельности. В своей основе они повторяют положения статьи 107 новой редакции Конституции образца 1996 года. Только вместо слова «президент» указано слово «Верховный Совет» в части представления проекта государственного бюджета и отчета о его исполнении.

Новыми полномочиями Правительства можно признать право заключать международные договоры (пункт 7) и осуществлять надзор за законностью деятельности органов местного самоуправления «в пределах и формах, определенных Конституцией и законами» (пункт 11).

С последним из полномочий нельзя согласиться, поскольку это станет формой вмешательства исполнительной власти в деятельность органов местного самоуправления. Тем более, имеются органы прокуратуры, которые призваны осуществлять надзор за соблюдением законности.

Несогласие вызывает также введение должностей «уполномоченных представителей Совета Министров в соответствующих административно-территориальных единицах» (ст.128 проекта). На них возлагается контроль «…за единообразным исполнением актов законодательства органами местного самоуправления». Это следует понимать так, что создается еще одна разновидность контрольно-надзорных органов.

Тем самым, Совет Министров Республики Беларусь создается как высший орган исполнительной власти. Кандидатура главы Правительства предлагается Президентом, что предопределяет дальнейшую зависимость Правительства от Президента. В случае досрочного роспуска Верховного Совета страна на долгое время останется без высшего представительного и законодательного органа власти.

Судебная власть (ст.ст.129 – 146)

В главе 6 «Судебная власть» бросается в глаза то, что отсутствует норма о предлагаемой судебной системе. Делается лишь отсылка на закон о судоустройстве.

Как и в действующей редакции Конституции, в главу о судебной власти включен Конституционный суд (в Конституции 1994 года Конституционный суд находится в разделе VI «Государственный контроль и надзор». – Авт.).

Полномочия Конституционного суда расширены. В частности, он вправе проверять конституционность формулировок вопросов, выносимых на национальные референдумы, определять конституционность решений о назначении или об отказе в назначении национальных референдумов Президентом, разрешать вопросы о разграничении компетенции между высшими органами государственной власти. Он может давать толкование Конституции, а также принимать к рассмотрению жалобы граждан при определенных условиях.

Удивление вызывает порядок формирования Конституционного суда: по пять кандидатур от Президента, председателя Верховного Совета и председателя Верховного суда (ст.131 проекта). Причем, это должны быть кандидатуры, имеющие безукоризненную репутацию, высшее юридическое образование, обладающие общепризнанными достижениями в сфере права и проработавшие по юридической специальности не менее 15 лет. В этой связи возникает вопрос: откуда указанные субъекты знают таких кандидатов?

Результат может быть следующим. Президент поручает своему «офису» подыскать подходящих кандидатов из своего окружения и проведет с ними беседу на предмет служения «благодетелю». Председатель Верховного Совета будет вынужден рассматривать кандидатуры, предлагаемые ему депутатами. Некоторые депутаты сами захотят занять «хлебные должности», заручившись поддержкой своих коллег. Председатель Верховного суда будет искать кандидатов из числа судей «близкого круга». В итоге получится 15 «блатных» кандидатов в судьи Конституционного суда, далеких от конституционного правосудия, но верных своим «благодетелям».

Можно заранее угадать, кто станет председателем Конституционного суда, которого избирают судьи. Без сомнения, это будет «назначенец» от Президента, пролоббированный несколькими судьями. «Выбраковка» судей через три года будет проходить по такой же схеме, как и пополнение состава. Тем самым, Конституционный суд будет судить, прежде всего, в интересах Президента и защищать его в сложных ситуациях.

В статье 132 проекта перечисляются субъекты, уполномоченные обращаться в Конституционный суд. Их достаточно много, включая Президента, Правительство, группы депутатов, суды всех уровней, Уполномоченный по правам человека, местные органы самоуправления, граждане. Возможно, следовало бы дать такое право политическим партиям и иным общественным объединениям.

Считаю неверной регламентацию статуса Верховного суда Республики Беларусь в ст.134 проекта. Этот суд объявляется судебной инстанцией, которая осуществляет правосудие по всем делам, кроме тех, которые отнесены к компетенции Конституционного суда. Верховный суд обычно осуществляет надзор за законностью в деятельности нижестоящих судов. Также нельзя согласиться с тем, что Верховный суд дает толкование законов. В постановлениях Пленума Верховного суда лишь разъясняется практика применения тех или иных законов.

Еще одним ошибочным положением в статье 131 проекта является утверждение, что «…нормативный правовой акт (или его часть), признанный Верховным судом не соответствующим закону, утрачивает юридическую силу со дня, указанного в решении Верховного суда». Это – прерогатива Конституционного суда. В этой связи Верховный суд должен обратиться в Конституционный суд (смотри статью 135).

Обращает на себя внимание то, что судьи, по общему правилу, назначаются на должность бессрочно, кроме судей Конституционного суда, мировых судей и судей, назначаемых на должность судьи впервые (ст.139). При этом первое назначение на должность судьи сроком на пять лет осуществляется Президентом по предложению Национального совета правосудия. Судьи Верховного суда назначаются на должность Верховным Советом по представлению Национального совета правосудия. Председатель и заместители председателя Верховного суда избираются на должность самими судьями.

Интерес представляет новый орган судейского самоуправления – Национальный совет правосудия, предусмотренный в статье 145 проекта. Он должен формироваться Съездом судей Республики Беларусь и Национальной коллегией адвокатов (в настоящее время созданы органы судейского сообщества: Съезд судей Республики Беларусь, Республиканская конференция судей и Республиканский совет судей. – Авт.).

Можно предположить, что Национальный совет правосудия будет фиктивной структурой, послушно выполняющей указания руководства Верховного суда и Национальной коллегии адвокатов. В результате из этой фиктивной структуры ничего хорошего не получится, кроме протекционизма и коррупции.

В проекте главы «Судебная власть» ничего не говорится о создании специализированных судов, в том числе хозяйственных (система этих судов была незаконно упразднена на основе президентского декрета от 29 ноября 2013 г. №6 «О совершенствовании судебной системы Республики Беларусь». – Авт.). Нет упоминания и о суде с участием присяжных заседателей, который мог бы украсить судебную систему. В то же время допускается возможность образования мировых судей (ст. 139 проекта).

*  *  *

По итогам анализа можно сделать следующие выводы.

Новый парламент предполагается меньшим по количеству депутатов, чем в Конституции 1994 года, и будет избираться сроком на четыре года. В проекте не указывается, по какой избирательной системе будут проводиться выборы депутатов.

Парламент не имеет права назначать республиканские референдумы. Сокращается число субъектов законодательной инициативы. За парламентом будет «присматривать» представитель от Президента. В ряде случаев парламент может быть распущен Президентом, и страна на длительный период останется без парламента.

Президент сохранит свое лидирующее положение в системе органов власти. Он наделяется значительными полномочиями, в том числе назначает референдумы, предлагает кандидатуру премьера, Генпрокурора и председателя Правления Нацбанка. При нем образуется Совет безопасности, консультативно-совещательные органы. Он будет Главнокомандующим и назначать генералитет. Он будет определять внешнюю политику белорусского государства и в этой части Правительство будет выполнять его указания. Президент будет назначать на должности судей (впервые на пять лет), участвовать в формировании Центризбиркома и Конституционного суда. У него будет офис с финансовыми и людскими ресурсами. Он вправе издавать указы, имеющие обязательное значение для всех органов, должностных лиц и граждан. При этом сместить Президента с должности будет практически невозможно.

Правительство будет формироваться Президентом и Верховным Советом. При этом решающая роль остается за Президентом, который может навязать депутатам свою кандидатуру. Правительство снова не будет самостоятельным, служа двум «господам» — Президенту и Верховному Совету.

Судебная власть получается слабой и зависимой. Как и прежде, значительную часть судей будет назначаться Президентом. Остальных судей будет назначать Национальный совет правосудия, формируемый руководством Верховного суда и Республиканской (Национальной) коллегией адвокатов.

Конституционный суд может стать марионеткой в руках Президента, поскольку его кандидаты будут иметь наибольший вес и занимать руководящие должности.

Верховный суд останется руководящим органом в системе общих судов. О создании специализированных судов в проекте не говорится, как и о возможности учреждения суда с участием присяжных заседателей.

Национальный совет правосудия, которому разработчики придают большое значение, может оказаться фиктивной структурой, не способной обеспечить независимость судей.

(В следующей публикации проанализируем проекты разделов о местном самоуправлении и о контрольно-надзорных органах).


Belarusian social democratic party (Hramada)

НЕСТАНДАРТНЫ ЭНГЕЛЬС, або ШТО-КОЛЕЧЫ ПРА ПОЗНІ МАРКСІЗМ

Сідарэвіч Анатоль Міхайлавіч
Старшыня ЦРК БСДП (Грамада)

Адзін расійскі гісторык назваў 70-гадовага Фрыдрыха Энгельса нестандартным. І сапраўды, калі ты чытаеш твор за творам сталага Энгельса, яго вобраз, створаны савецкай прапагандай, разбураецца. Перад намі паўстае мысляр, які імкнецца разабрацца ва ўсіх складанасцях сваёй эпохі і шукае нестандартныя адказы на самыя вострыя пытанні. І гэтыя адказы разбураюць тое ўяўленне пра марксізм, якое выпрацоўвала ў савецкіх людзей бальшавіцкая прапаганда. Але пачнем ад пачатку.

МАРКСІЗМ ДА МАРКСА

Фрыдрыха Энгельса называюць класікам марксізму. Але сам Энгельс (напрыклад, у 1890 г.) слова “марксізм” браў у іранічнае двукоссе. І нагадваў словы Карла Маркса: “Я ведаю толькі тое, што сам я не марксіст”.

Між тым сапраўдным айцом таго, што называецца марксізмам, быў Энгельс. Трапіўшы ў 1842 г. другі раз у Англію, ён пачаў пільна прыглядацца да эканамічнага і грамадскага жыцця краіны. Вынікам яго назіранняў сталі класічныя працы: “Становішча рабочага класа ў Англіі” і “Накіды да крытыкі палітычнай эканоміі”. Вось гэтая, другая, праца 23-гадовага дэндзі зрабіла вялікі ўплыў на Маркса, і той у 1859 г. напіша працу, загаловак якой нагадвае загаловак Энгельсавай: “Да крытыкі палітычнай эканоміі”. Так з’явілася аснова для “Капітала”.

Пасля “Накідаў…” Энгельс стаў Марксавым суаўтарам. Разам яны напісалі працу “Нямецкая ідэалогія” (1846), у якой выклалі новы — матэрыялістычны — погляд на гісторыю. Аднак іх твор не знайшоў выдаўца пры жыцці аўтараў. Таму свае ідэі Энгельс і Маркс выкладалі і абгрунтоўвалі ў іншых працах.

Энгельсу належыць прыярытэт у фармуляванні пастулатаў камунізму. Ягоная праца “Прынцыпы камунізму” (лістапад 1847 г.; таксама не апублікаваная пры жыцці аўтара) стала асновай для напісанага разам з Марксам “Маніфеста Камуністычнай партыі” (1848).

ЦІ МОГ БЫЦЬ МАНІФЕСТ САЦЫЯЛІСТЫЧНАЙ ПАРТЫІ?

Савецкаму чалавеку спецыяльна не тлумачылі, што “віна” Маркса і Энгельса ў тым, што яны не “расклалі па палічках” адрозненні паміж камунізмам і сацыялізмам.

Паміж сацыялізмам і камунізмам як тэорыяй і як будучым ладам у іх тэкстах адрознення няма: і сацыялізм, і камунізм — бяскласавае грамадства. Іншая справа — камунізм як рух.

Камунізм Маркс і Энгельс разглядалі як частку сацыялізму, а сам сацыялізм падзялялі на дэмакратычны (які робіць стаўку на мірныя, парламенцкія метады) і рэвалюцыйны. Таму не трэба здзіўляцца, што, пішучы ў 1888 г. прадмову да Камуністычнага маніфесту, Энгельс назваў яго самым распаўсюджаным творам сацыялістычнай літаратуры. І ў той самай прадмове Энгельс тлумачыў, што сацыялізм у 1847–1848 гг., калі пісаўся Маніфест, “быў “рэспектабельны”, а камунізм — якраз наадварот”, “сацыялізм быў буржуазным рухам, камунізм — рухам рабочага класа”. Вось чаму аўтары назвалі свой твор “Маніфестам Камуністычнай партыі”.

Цягам часу ідэі “рэспектабельных” сацыялістаў сталі ідэалогіяй рабочага руху, рабочых партый. Камунізм як плынь у сацыялістычным руху паступова адыходзіў на маргінэс. І толькі ў Расіі ён быў прыметнай сілай і ў час 1-й сусветнай вайны аформіўся як самастойная таталітарысцкая партыя.  

ЮНАЦКАЯ ГАРАЧНАСЦЬ

У 1887 г. рыхтавалася перавыданне напісанай у 1845 г. працы Энгельса “Становішча рабочага класа ў Англіі”. У прадмове да кніжкі аўтар напісаў: “Я наўмысна не выкасаваў з тэксту многія прадказанні, у тым ліку прадказанне блізкасці сацыяльнай рэвалюцыі ў Англіі, на якое я адважыўся пад уплывам сваёй юнацкай гарачнасці”.

Бадай, тое ж Энгельс мог напісаць і пра некаторыя палажэнні Камуністычнага маніфесту. У прыватнасці, ён мог прызнаць, што разам з Марксам перабольшваў пасіянарнасць і згуртаванасць пралетарыяту, не ўлічваў яго падзел на прафесійныя, кваліфікацыйныя, этнічныя і рэлігійныя групы, псіхалогію гэтых груп.

У той самай прадмове Энгельс пісаў: чым больш развітая капіталістычная вытворчасць, тым менш можа буржуазія карыстацца тымі прыёмамі дробнага махлярства і жульніцтва, якія характарызуюць раннія стадыі капіталізму.

Маладыя Энгельс і Маркс ігнаравалі магчымасць гуманізацыі капіталізму. У 1887 г. Энгельс адзначаў: па меры развіцця капіталізму “ў фабрычнай вытворчасці, як відаць, устанаўліваліся нейкія нормы маралі”. Гуманізацыя, можна сцвярджаць, адбывалася не так з добрых інтэнцый буржуазіі, як пад ціскам рабочага руху і ліберальных інтэлектуалаў, якія гэтаму руху спачувалі. Да таго ж заваўжым, што развіццё капіталізму вяло да ўсеагульнай адукацыі і павышэння адукаванасці і культурнага ўзроўню наёмных работнікаў.

Кіроўныя колы заходніх краін лічылі за лепшае пайсці на саступкі рабочым раней, чым пачнуцца сацыяльныя забурэнні. Так, у Нямеччыне, каб не даць сацыялістам стаць самай уплывовай сілай, урад сам рэалізаваў важныя пункты сацыялістычнай праграмы: увёў страхаванне ад няшчасных выпадкаў, ад хваробаў, інваліднасці і пенсійнае страхаванне. У Злучаным Каралеўстве буржуазія дзялілася звышпрыбыткамі, атрыманымі ад эксплуатацыі калоній. І калі ў 1848 г. Энгельс і Маркс пісалі, што пралетарыям няма чаго губляць, то пад канец ХІХ ст. у развітых краінах пралетарыяту, апісанага Энгельсам у 1845 г., ужо не было. Рабочым, асабліва кваліфікаваным і высокакваліфікаваным, ужо было што губляць.       

ПОЗНІ МАРКСІЗМ

Некаторыя аўтары лічаць, што позні марксізм пачаўся ў 1870-х. Я рызыкну канкрэтызаваць: у 1872-м. У гэтым годзе Маркс і Энгельс абвясцілі Камуністычны маніфест гістарычным дакументам і планавалі наступнае яго выданне “забяспечыць уводзінамі”. Аднак уводзіны так і не былі напісаныя.

Энгельс, як паслядоўнік Гегеля, ведаў, што ўсё ёсць станаўленне і бесперапыннае развіццё. Таму ён задумаўся, ці магчымы такі стан грамадства, на якім далейшае яго развіццё, дасканаленне спыніцца. І ў 1888 г. у працы “Людвіг Фоербах і канец класічнай нямецкай філасофіі” ён даў адказ: “Гісторыя… не можа атрымаць канчатковае завяршэнне ў нейкім дасканалым, ідэальным стане чалавецтва”. Дасканалае грамадства, пісаў ён, можа існаваць “толькі ў фантазіі”.

КАНЦАВАЯ МЭТА ГІСТОРЫІ

Калі гісторыя не можа атрымаць канчатковае завяршэнне ў нейкім дасканалым грамадстве, то якая тады канцавая мэта сацыялістаў? Такое пытанне было Энгельсу зададзена. У 1893 г. у газеце Le Figaro ён адказаў: “У нас няма канцавой мэты. Мы прыхільнікі пастаяннага, бесперапыннага развіцця…”.

Праз некалькі гадоў Энгельсаў памочнік і душапрыказчык напіша: “…тое, што разумеюць… пад “канцавой мэтай сацыялізму”, мае для мяне… мала сэнсу і цікавасці: гэтая мэта, што б яна ні азначала, для мяне — нішто, рух — усё. І пад рухам я разумею як усеагульны рух грамадства, г. зн. сацыяльны прагрэс, так і палітычную і эканамічную агітацыю і арганізацыю для ўздзеяння на гэты прагрэс”.

На Эдуарда Бернштайна накінулся Пляханаў, Парвус, Ленін, Троцкі, Люксемург і нават Каўцкі, але па сутнасці ўсе яны палемізавалі з Энгельсам. І нават з Марксам, які яшчэ ў 1846 г. разам з Энгельсам пісаў: “Камунізм для нас не стан, які павінен быць усталяваны, не ідэал, з якім павінна ўзгадняцца рэчаіснасць. Мы называем камунізмам рэальны рух, які знішчае цяперашні стан”.

У гэтай цытаце з “Нямецкай ідэалогіі” слова “камунізм” лёгка памяняць на слова “сацыялізм”. І наогул, можна сказаць, што сацыялізм — гэта канвенцыйная назва посткапіталістычнага грамадства.

Тое, што пісалі Маркс, Энгельс і Бернштайн, цяпер фармулюецца так: мы не ведаем канцавой мэты гісторыі, нашай задачай з’яўляецца штодзённая барацьба за сацыяльны прагрэс і за тое, што гэтаму прагрэсу спрыяе.

САЦЫЯЛІЗМ І ДЭМАКРАТЫЯ

Сацыяльнаму прагрэсу спрыяе дэмакратыя. Дэмакратыя ж немагчымая без усегульнага выбарчага права. Усеагульнае ж выбарчае права — гэта “тая зброя, якая ў руках класава свядомых рабочых б’е далей і паражае дакладней, чым малакалібернае магазіннае ружжо ў руках вымуштраваных салдатаў”. Так пісаў Энгельс за год да смерці аўстрыйскім таварышам.

Барацьба за ўсеагульнае выбарчае права, як і за 8-гадзінны рабочы дзень, стала галоўным лозунгам сацыялістаў другой палавіны ХІХ ст.

САЦЫЯЛІЗМ І СВАБОДА

Уласна, што такое сацыялізм? Яго сутнасць коратка выразіў паэт: «свободный труд свободно собравшихся людей”. Маладыя Энгельс і Маркс сфармулявалі ў Камуністычным маніфесце гэта так: асацыяцыя, якая прыходзіць на месца буржуазнага грамадства з яго класамі і класавымі супрацьлегласцямі і ў якой свабоднае развіццё кожнага з’яўляецца ўмовай свабоднага развіцця ўсіх.

Праз 30 гадоў Энгельс у працы “Анты-Дзюрынг” пісаў пра сацыялізм — гэта скачок з царства неабходнасці ў царства свабоды, калі “людзі пачнуць зусім свядома самі тварыць сваю гісторыю”, калі прыведзеныя імі ў рух грамадскія прычыны будуць у пераважнай і ўсё больш узрастаючай меры весці да тых наступстваў, якіх людзі жадаюць. Такім чынам, свабода — гэта ў значнай меры і свабода ад тых абмежаванняў, якія на чалавека накладваюць прырода і гісторыя.

МІРНЫ ПЕРАХОД ДА САЦЫЯЛІЗМУ

У Камуністычным маніфесце Энгельс і Маркс пісалі: камуністы адкрыта заяўляюць, што іх мэты “могуць быць дасягнутыя толькі шляхам гвалтоўнага звяржэння ўсяго існага грамадскага ладу”.

У 1890 г. адзін з лідэраў нямецкіх сацыялістаў, Вільгельм Лібкнехт, агучыў тэзіс аб урастанні капіталістычнага грамадства ў сацыялістычнае. Гэтую “ерась” Каўцкі і Бернштайн паўтарылі ў праекце Эрфурцкай праграмы СДПГ (1891). І што на гэта Энгельс? А Энгельс увязваў магчымасць мірнага пераходу да новага грамадства з палітычным рэжымам у краіне: “Можна сабе ўявіць, што старое грамадства магло б мірна ўрасці ў новае ў такіх краінах, дзе народнае прадстаўніцтва засяроджвае ў сваіх руках усю ўладу, дзе канстытуцыйным шляхам можна зрабіць усё што заўгодна, калі толькі маеш за сабой большасць народа…”.

А ШТО СА ЗБРОЙНЫМ ПАЎСТАННЕМ?

З 1878 г. у Нямеччыне ў дачыненні да сацыялістаў дзейнічаў выключны закон. Спачатку ў Швейцарыі, а потым у Англіі сацыялісты выдавалі газету Der Sozialdemokrat. У 1890 г. партыя легалізвалася і патрэба выдаваць нелегальную газету адпала. У развітальным слове да чытачоў газеты Энгельс пісаў, што сацыялістам цяпер трэба спрабаваць абыходзіцца толькі законнымі сродкамі барацьбы, бо такім чынам “дасягаюцца найбольшыя вынікі”. Калі улада будзе дзейнічаць супрацьпраўнымі метадамі, то і сацыял-дэмакратыя вымушана будзе стаць на незаконны шлях. Далей ён апеляваў да брытанскага права, якое дапускае паўстанне ў тым разе, калі ўлада выходзіць за рамкі закона. Дык вось, калі ўлады Нямеччыны выйдуць за рамкі закона, ці будзе партыя будаваць барыкады, апеляваць да сілы зброі? “Такое задавальненне сваім ворагам яна пэўна не даставіць”, — адказваў Энгельс.

Ва ўводзінах да Марксавай кнігі “Класавая барацьба ў Францыі…” (1895) Энгельс адзначаў,  паўстанне тыпу 1848 г. у значнай меры ўстарэла. Справа ў тым, што супраць паўстанцаў будзе пушчана войска, якое мае гарматы і добра забяспечаныя ды вывучаныя сапёрныя часткі. А яшчэ з 1848 г. у аснашчэнні войскаў адбылося многа змяненняў, “і ўсе на карысць войскаў”.

Барыкады маюць больш маральнае, чым матэрыяльнае значэнне, пісаў Энгельс. Барацьба на барыкадах паспяховая тады, калі войска стомлена, кепска забяспечана, калі жаўнеры адмаўляюцца страляць, а ў камандзіраў прапала рашучасць. Усе гэтыя моманты трэба ўлічваць, перш чым пачынаць паўстанне. З другога боку, яно можа быць выгаднае паноўным класам, якія іншы раз правакуюць народ, “хочуць завабіць нас неадменна туды, дзе страляе ружжо і сячэ шабля”.

І цытата на завяршэнне: “Мы, “рэвалюцыянеры”, “звяргальнікі”, мы маем значна большыя поспехі з дапамогаю легальных сродкаў, чым з дапамогай нелегальных  ці з дапамогаю перавароту”.

САЦЫЯЛІСТЫ І МАНАРХІЯ

Як вядома, сацыялісты ХІХ ст. былі рэспубліканцамі. Але вось у 1891 г. нямецкія сацыял-дэмакраты ў праект сваёй праграмы не ўставілі пункт аб ліквідацыі манархіі. Энгельс разумеў прычыну такога апартунізму і таму напісаў: “Зрэшты, пытанне аб рэспубліцы можна… абысці. Але што на мой погляд варта і можна ўключыць у праграму, гэта — патрабаванне засяроджання ўсёй палітычнай улады ў руках народнага прадстаўніцтва. І гэтага пакуль што было б дастаткова, калі ўжо нельга ісці далей”. А далей ісці нямецкія сацыялісты не маглі. У 1890-м партыя пасля 12 гадоў нелегальнага становішча атрымала легальны статус. Уключэнне ў праграму пастулату аб ліквідацыі манархіі зноў змусіла сацыял-дэмакратаў пераходзіць на нелегальнае становішча. Таму Энгельс не настойваў на ліквідацыі манархіі. Яго задавальняла мадэль манархіі ў Злучаным Каралеўстве, дзе “дынастыя бяссільная супраць волі народу”.

І калі сацыялісты Бельгіі, Даніі, Швецыі ды іншых краін, улічваючы традыцыі і грамадскія настроі, змагаліся не за рэспубліку, а за абмежаванне ўлады манархаў, яны дзейнічалі як паслядоўнікі Энгельса. 

АБ ДЫКТАТУРЫ ПРАЛЕТАРЫЯТУ

Развіваючы ідэю Гракха Бабёфа аб дыктатуры беднякоў, Маркс увёў у тэорыю сацыялізму паняцце “дыктатура пралетарыяту”. Дык вось, Энгельс “спецыфічнай формай для дыктатуры пралетарыяту” назваў дэмакратычную рэспубліку. З гэтага вынікае, што дыктатура пралетарыяту — гэта ўлада рабочага класа, а дакладней — яго партыі, якая, маючы за сабою большасць народа, праводзіць змяненні  ў інтарэсах людзей наёмнай працы. Пры гэтым яна захоўвае дэмакратычныя нормы і працэдуры. Менавіта з гэтых пазіцый крытыкавалі ў 1918 г. бальшавікоў за іх “дыктатуру пралетарыяту” і “рэвалюцыянерка” Роза Люксембург, і “рэфарміст” Карл Каўцкі.

НАЦЫЯНАЛЬНАЕ І ІНТЭРНАЦЫЯНАЛЬНАЕ

Маладыя Энгельс і Маркс пісалі, што рабочыя не маюць айчыны. Яны лічылі, што ў будучыні пралетарыят, узяўшы ўладу, стане адным нацыянальным класам і “канстытуюецца як нацыя”. Але, агаворвалі яны, пралетарыят застаецца нацыянальным не ў тым сэнсе, як гэта разумее буржуазія. Яны былі ўпэўненыя, што нацыянальная адасобленасць і супрацьлелнасці народаў знікаюць па меры развіцця капіталізму і складвання сусветнага рынку. Панаванне ж пралетарыяту толькі паскорыць знікненне нацыянальных адасобленасці і супярэчнасцяў. “У той меры, у якой будзе знішчана эксплутатацыя аднаго індывідуума другім, знішчана будзе і эксплуатацыя адной нацыі другою”. Гэты тэзіс стаў для пэўнай часткі марксістаў догмаю.

Сталы Энгельс жыў у перыяд, калі завяршаўся падзел свету і наспявала барацьба за яго перадзел. Ён бачыў, што ў каланізацыі чынны ўдзел бралі і сыны рабочага класа, што рабочыя Вялікабрытаніі, Францыі ды інш. краін мелі з каланізацыі выгады. Ён бачыў, што паміж працоўнымі метраполій і калоній, пануючых і прыгнечаных нацый не можа быць інтэрнацыяналізму. “Інтэрнацыянальны рух пралетарыяту, — пісаў ён, — наагул магчымы толькі ў асяроддзі самастойных нацый”. Пішучы аб прыгнечаных Ірландыі і Польшчы, Энгельс заявіў, што гэтыя нацыі “не толькі маюць права, але і абавязаны быць нацыянальнымі, перш чым яны стануць інтэрнацыянальнымі”. Тое ж, пэўна, датычыла і Беларусі, і іншых “ускраін Расійскай імперыі”.    

НАЦЫЯНАЛЬНАЕ І КЛАСАВАЕ

Сталы Энгельс адмаўляў тэзіс ранняга марксізму пра тое, што сацыяльнае вызваленне павінна папярэднічаць нацыянальнаму. Ён пісаў: “Ліквідацыя нацыянальнага ўціску з’яўляецца асноўнай умовай усякага здаровага і свабоднага развіцця. Польскіх сацыялістаў, якія не ставяць вызваленне краіны на першае месца ў сваёй праграме, я параўнаў бы з нямецкімі сацыялістамі, якія б не жадалі патрабаваць у першую чаргу адмены закона супраць сацыялістаў, увядзення свабоды друку, саюзаў і сходаў. Для таго каб мець магчымасць змагацца, патрэбна спачатку глеба пад нагамі, паветра, святло і прастора. Інакш усё — балбатня”.

Ідэю развіў К. Каўцкі, які пісаў: “Самастойнасць нацыі з’яўляецца натуральна неабходнай перадумовай усякай сучаснай класавай барацьбы”.

АБ ЗНЕШНЯЙ ПАЛІТЫЦЫ РАСІЙСКАГА ЦАРЫЗМУ

Працяглы час ад савецкіх людзей хавалі працу Энгельса “Знешняя палітыка расійскага царызму” (1890). У гэтай працы ён пісаў, што Расійская імперыя “з’яўляецца галоўным аплотам, рэзервовай пазіцыяй і разам з тым рэзервовай арміяй еўрапейскай рэакцыі”, што “адно ўжо яе пасіўнае існаванне ўяўляе для нас пагрозу і небяспеку”, што “сваім пастаянным умяшальніцтва у справы Захаду гэтая імперыя затрымлівае і парушае нармальны ход нашага развіцця і робіць гэта з мэтаю заваявання для сябе такіх геаграфічных пазіцый, якія забяспечвалі б ёй панаванне над Еўропай і тым самым зрабілі б немагчымай перамогу еўрапейскага пралетарыяту”.

Энгельс думаў, што пасля падзення царызму знешняя палітыка Расіі памяняецца,Таму, пісаў ён, “Заходняя Еўропа наагул і заходнееўрапейская рабаочая партыя асабліва зацікаўлены, вельмі глыбока зацікаўлены ў перамозе расійскай рэвалюцыйнай партыі”…

ПАЛІТЫЧНЫ ТЭСТАМЕНТ ЭНГЕЛЬСА

Энгельс яшчэ ў 1880-х гг. прадбачыў вялікую вайну ў Еўропе. У 1891-1892 гг. ён надаў гэтаму пытанню шмат увагі ў працы “Сацыялізм у Нямеччыне”.

Энгельс пісаў, што Нямеччына апынецца паміж французскім молатам і расійскім кавадлам. Пры гэтым найбольшым злом ён лічыў Расію, бо расійскі царызм — “вораг усіх заходніх народаў, нават буржуазіі гэтых народаў”.  

У інтарэсах сацыялістаў быў мір. А калі б вайна пачалася, калі б расійскія і французскія войскі ўварваліся ў Нямеччыну, гэта была б барацьба не на жыццё, а на смерць, бо гаворка ішла б аб нацыянальным існаванні Нямеччыны, бо, асабліва адзначаў Энгельс, “калі б царскія орды уварваліся ў Нямеччыну, яны прынеслі б не свабоду, а рабства, не развіццё, а спусташэнне, не прагрэс, а здзічэнне”. Асобна Энгельс адзначаў, што перамога Расіі над Нямеччынай “азначае падаўленне нямецкага сацыялізму”, г. зн. і Сацыял-дэмакратычнай партыі, і сацыяльных здабыткаў нямецкіх работнікаў. Францыя ж, дзеючы поплеч з Расіяй, таксама “не можа прынесці Нямеччыне ніякай вызвольнай ідэі”.

Калі мы будзем памятаць напісанае Энгельсам у 1891–1892 гг., то зразумеем, чаму большасць нямецкай сацыял-дэмакратыі выступіла ў 1914-м на абарону сваёй краіны, а яе дэпутаты ў Райхстагу галасавалі за ваенныя крэдыты.

З ЧАГО ПАЧНЕЦЦА ВЯЛІКАЯ ВАЙНА І МАГЧЫМАСЦІ АРМІЙ

Прабачачы вялікую вайну ў Еўропе, Энгельс 13–14 верасня 1886 г. у лісце да аднаго з правадыроў нямецкіх сацыялістаў Аўгуста Бебеля рабіў такую выснову: “…супярэчнасці паміж Аўстрыяй і Расіяй на Балканскім паўвостраве нагэтулькі абвастраюцца, што вайна становіцца больш імавернай, чым захаванне міру”.

І тамсама ён пісаў, што чакае Еўропу: “…у перспектыве хаос з адным толькі несумненным вынікам: масавая бойня ў нечуваным дагэтуль маштабе, аскудзенне Еўропы ў нечуванай дагэтуль ступені і, у рэшце рэшт, крушэнне усёй старой сістэмы”.

У такіх выпадках кажуць: як у ваду глядзеў.

Прадбачачы вайну, Энгельс заняўся вывучэннем мілітарнага патэнцыялу розных еўрапейскіх краін. У цытаваным лісце да Бебеля ён даў трапную ацэнку аўтрыйскай, нямецкай, турэцкай, італьянскай, французскай армій.

Пісаў ён і аб царскім войску: “Рускія, як заўсёды, падманваюцца наконт сваіх вялізных — на паперы — сілаў; яны надзвычай слабыя пры наступленні, але моцныя пры абароне ўласнай краіны. Іх найбольш ўразлівая мясціна, акрамя вышэйшага камандавання, — недахоп здольных афіцэраў для камандавання вялізнымі масамі; краіна не прадукуе такой колькасці адукаваных людзей”.

Катастрофа царскай арміі ў час наступальнай аперацыі ва Усходняй Прусіі (жнівень 1914 г.) пацвердзіла правільнасць назіранняў Энгельса. Скажуць: а брусілаўскі прарыў? Адкажам: прарыў той скончыўся катастрофай. Уцёкі расійскіх вайскоўцаў былі панічныя. Каб навесці нейкі парадак, былі створаны “батальёны смерці”, або “заградительные отряды”. (Троцкі у Грамадзянскую і Сталін у Другую сусветную выкарыстаюць гэтую вынаходку.)

ПАРТЫЙНАСЦЬ НАВУКІ

Тыя, хто жыў у СССР, ведае, што такое партыйнасць навукі, літаратуры і мастацтва. Нават дысертацыю па матэматыцы нельга было абараніць без цытат з Маркса, Энгельса, Леніна, партыйных пастаноў і прамоў дзейнага генеральнага сакратара КПСС. Практыка бальшавікоў цалкам разыходзілася з тым, як да навукі падыходзіў Энгельс.

У 1875 г. у г. Гота праходзіў аб’яднаўчы з’езд дзвюх рабочых партый. Маркс, прачытаўшы праект праграмы новай і адзінай партыі, напісаў даволі непрыемную для яе аўтараў крытыку, якую так і назвалі — “Крытыка Гоцкай праграмы”. Кіраўнікі партый дзеля таго, каб працэс аб’яднання прайшоў паспяхова, схавалі Марксаў тэкст пад сукно. “Крытыку Гоцкай праграмы” апублікавалі толькі ў 1891 г., калі нямецкія сацыял-дэмакраты рыхтаваліся прыняць новую праграму партыі. Публікацыя ў часопісе Die Neue Zeit выклікала абурэнне партыйных правадыроў, пачуліся заклікі прыструніць рэдактара Карла Каўцкага. На абарону свабоды слова ў партыйным жыцці выступіў Энгельс. У лісце да Аўгуста Бебеля, ён пісаў “…ніякая партыя той ці іншай краіны не можа прымусіць мяне маўчаць, калі я вырашыў гаварыць. (…) Вам, партыі, патрэбна сацыялістычная навука, а яна не можа існаваць без свабоды развіцця. Тут ужо даводзіцца мірыцца з усякімі непрыемнасьцямі, і лепш за ўсё рабіць гэта з годнасцю, без нервовасці”. А ў лісце да Каўцкага удакладняў, што “ўсякая партыйная цэнзура выключаецца”.

***

Творчая спадчына Энгельса вельмі багатая. Тут я не паказаў ягоныя погляды і падыход яшчэ да некаторых іншых пытанняў, аднак і тое, што тут выкладзена, дае, як я мяркую,  падставу сцвярджаць, што позні марксізм паўплываў і на беларускіх сацыялістаў. Творчая спадчына Фрыдрыха Энгельса, Карла Каўцкага, Эдуарда Бернштайна, Ота Баўэра, Карла Рэнера ды іншых дзеячаў таго часу ў значнай меры стала асновай для таго, што называюць заходнім марксізмам, а заходні марксізм нароўні з іншымі філасофскімі, сацыялагічнымі, эканамічнымі і палітычнымі вучэннямі і цяпер уплывае на грамадскую думку заходніх краін. Пэўны ўплыў ён мае і на посткамуністычнай прасторы.

Анатоль Сідарэвіч.

Belarusian social democratic party (Hramada)

САЦЫЯЛ-ДЭМАКРАТЫЧНАЯ АКАДЭМІЯ

31 кастрычніка-1 лістапада

У Мінску на цэнтральным офісе БСДП (Грамада) на працягу двух дзён адбылося навучанне па праграме сацыял-дэмакратычнай АКАДЕМІІ.

Другім выступоўцам, лектарам быў старшыня БСДП (Грамада), магістр палітычных навук Ігар Пятровіч Барысаў.

Частка 5
Частка 6
Частка 7
Частка 8
На пасяджэнні адбылося ўручэнне партыйнага білета нашаму новаму сябру Партыі БСДП (Грамада)

У лекцыі магістра прагучалі наступныя асноўныя мэты:

Ці можна захаваць сацыяльна-арыентаваную мадэль пад час рэформаў. Выступае Эксперт – cтарэйшы навуковы супрацоўнік BEROC Дзмітрый Крук.

Частка 9

Што такое гендэрная ідэалогія і чаму яна важна для сацыял-дэмакратаў? Выступіла Экспертка па гендэрных пытаннях – Марыя Рудакоўская

Выступ лектаркі быў досыць спакойным, але эмоцыі электарату перапаўнялі аўдыторыю. Пытанне засталося адкрытым. Мужчыны таксама хочуць сябе абараніць.

Роля прафсаюзаў у грамадстве. Як стварыць першасную прафсаюзную арганізацыю? Выступіў Эксперт па прафсаюзных пытаннях – намеснік старшыні Беларускага Кангрэсу Дэмакратычных Прафсаюзаў Сяргей Антусевіч.

Сацыял-дэмакратычная АКАДЭМІЯ

31 кастрычніка-1 лістапада

У Мінску на цэнтральным офісе БСДП (Грамада) на працягу двух дзён адбылося навучанне па праграме сацыял-дэмакратычнай АКАДЕМІІ. Выступ пачаў галоўны ідэолаг партыі гісторык Анатоль Сідарэвіч.

Частка 1
Частка 2
Частка 3
Частка 4